М. Горшенина, Санкт-Петербург

Апрель 2019 г.

 

Я взяла программу Русской Классической Школы для своего сына, когда ему было четыре года три месяца. Чем больше я углублялась в методики, тем больше понимала: это правильно, это должно быть так, это больше соответствует ребёнку, его образу мышления, его природе, нежели какие-то другие программы. Кстати, я знаю о логопедических проблемах современных детей, и программа РКШ для дошкольников — это предотвращение многих из них.

Мы с сыном полностью прошли программу для четырёхлетних детей, сейчас мы в середине курса для пятилетних. С сентября я веду занятия и для других деток с четырёх до шести лет. У нас организован класс.

Сейчас многие районы Санкт-Петербурга охвачены такими классами. Перспективы развития РКШ в нашем городе очень хорошие. Родители начали беспокоиться, что из детских садов полностью убрали обучение чтению. А сами они, по признанию многих, пытаются, но не могут научить своего ребёнка читать, они не знают, как это делать. В методичке РКШ, напротив, всё описано и разложено по полочкам. Так что заинтересованность у родителей очень большая.

Православный компонент программы никого не смущает. В программе всё гармонично, наша культура представлена в ней достойно, там говорится о том, что необходимо знать любому образованному человеку.

Ещё я веду группу чистописания у школьников, потому что родители не могут научить детей писать. Ребята с удовольствием пишут в прописях РКШ. Я допускаю единственное отступление — шестилетки просят дать перо, и я иногда даю им писать в прописях пером-макалкой. Справляются как праворукие, так и леворукие дети. У них сразу и тетрадь под нужным наклоном лежит, и получается всё очень хорошо. Ещё детям очень интересно словообразование. Недавно они придумали слово «заводонник» — это ведро, потому что с ним ходят за водой.

Что касается моего пятилетнего сына, то поначалу некоторые задания давались ему тяжело, а потом, через два-три занятия, когда одни и те же задания, всё идёт легче, легче, легче, и потом уже все задания делаются совсем легко. Сейчас у Феди появляется вкус к языку — желание попытаться найти, откуда произошло слово, искать однородные слова, играть со звуками. Ему очень нравится раскладывать слова на звуки в дороге, причём какие-то длинные слова, которые не предусмотрены программой, например, «автомобиль». Ещё у сына начал появляться интерес к письму. Мы нашли друга по переписке, ждём первого письма из Кемерово. Поделки мы с ним мастерили по принципу «Делай, как я». У нас теперь по две улитки, по две змеи. Закончив курс для четырёхлеток, Федя никак не может остановиться творить: «Мама, а давай что-нибудь ещё сделаем!»