Ю. Корзунина, Краснодар

Апрель 2019 г.

 

Когда я узнала о Русской Классической Школе, то поначалу сомневалась — пойдёт-не пойдёт у нас. Но когда я вникла в методики и мы начали заниматься, все сомнения отпали. Это была просто благодать! 

Когда мы взяли РКШ, моя дочь Маша была уже в первом классе. Перед семейным обучением меня настроили так, что надо учить ребёнка на интересе. И вот я ловила эту волну интереса, но было такое ощущение, что я каждый день изобретаю велосипед. Когда мы стали заниматься по РКШ, то увидели, что в методичках всё расписано, и поняли, какая последовательная работа ведётся, насколько она посильна ребёнку и при этом очень глубока. Я была рада, и мы легко перестроились.

О Русской Классической Школе мы узнали от знакомых, которые уже начали заниматься по книгам РКШ. Потом я посмотрела видеозаписи семинаров, которые проводила Ирина Анатольевна Горячева. Я влюбилась в ту фонетику, которую она показала. До этого я обходила её стороной, так как была наслышана о том, что она вредит становлению грамотного письма. А как мне понравились «деревья» и «шкафчики»! У меня ещё не было на руках методичек, и я нашла первые книги Ирины Анатольевны, выпущенные «Дрофой». В конце первого класса мы с дочкой стали заниматься по ним. Но без поурочного расклада я делала ошибки, быстро усложняя задания. Я так ждала методичек, чтобы идти поэтапно, шажочек за шажочком! Мы перешли на РКШ полностью с начала второго класса — и почувствовали большое облегчение, так как получили систематичность, возможность рассказывать просто о сложном.

Маме, обучающей своего ребёнка по РКШ, необязательно быть педагогом. Ей будет немножко сложнее, чем учителю, но благодаря тому, что в методичках всё подробно расписано и любому родителю доступны видеозаписи семинаров РКШ, это вполне посильно. И всё же мама должна здраво оценивать свои возможности, потому что иногда, откровенно говоря, у них самих бывают очень серьёзные пробелы в школьных знаниях, в простейших вещах. В этом случае, наверное, всё тоже посильно, но придётся очень много трудиться. В таком случае, может быть, лучше организоваться с другими родителями и найти педагога.

Сейчас моя Маша учится в третьем классе, Алёша — в первом, а Коля занимается по Азбуке для пятилетних. Если начинать с программ для дошкольников, потом будет легче работать. Я увидела это, когда мы с Алёшей взялись за Азбуку для первоклассников и всю сопряжённую с ней работу. Без Азбуки для шестилеток мы бы первое время пробуксовывали.

Когда я начала заниматься с дочкой по РКШ во втором классе, я не чувствовала, что мы пропустили что-то серьёзное. Она сообразительная девочка и хорошо справлялась со всем. Но сейчас я занимаюсь с первоклассником и вижу, что Азбука и «Родное слово» в первом классе — это целый мир, целая вселенная! Ушинский столько всего вложил в «Родное слово», что я периодически зову Машу на наши занятия с Алёшей, и ей это очень интересно и познавательно.

А когда мы с дочкой проходили «деревья» и «шкафчики», Маша стала обучать Алёшу, который ещё читал-то с трудом. Ей хотелось всё рассказать и объяснить ему, она придумывала для него простые предложения, и вместе они рисовали «деревья» и клеили «шкафчики». Когда Маша учит стихотворение, за ней хороводом учат его все остальные — просто потому, что им хочется. «Песнь о вещем Олеге» — это вообще хит у нас в семье. Наш пятилетка готов петь его во всё горло и дома, и на улице, да ещё и с пафосом, с выражением!

Алёша очень любит читать «Родное слово». Я искренне радуюсь и удивляюсь тому, как он любит все старинные пословицы, загадки, понятия — они оживают для него, ему вкусно изучать их! Маша видит, что в его «Родном слове», которое она не читала, так много необычных интересных загадок, что тоже пытается разобраться с ними. Вместе они нередко загадывают их знакомым детям и взрослым, а отгадать-то их непросто.

Большая благодарность разработчикам, что они сделали всё это доступным не только профессиональным педагогам, но и мамам!