Е. Бамбаева, респ. Калмыкия, г. Элиста

Ноябрь 2018 г.

Я начинающий логопед на работе и педагог по Русской Классической Школе дома.

Хочется, чтобы и коррекционная работа была пронизана духом РКШ — природосообразностью, бережностью к ребёнку, выверенной методикой, чёткостью и гармоничностью. В работе над развитием фонематического слуха логопеды (даже профессионалы) используют наглядность в виде ярких, нереалистичных картинок везде, где нужно и не нужно; школьные логопеды и вовсе применяют проекторы. Дети не знают, что делать: или разглядывать красочную картинку, или искать звуки в словах.

Я пыталась донести до одного учителя, что можно провести некоторые упражнения и без картинок, ведь дети первого и второго класса вполне представляют, как выглядит тот же тигр, например.

Позже я провела с детьми упражнения по И. А. Горячевой. Дети чувствовали себя взрослыми, ведь с ними не заигрывали с помощью картинок, и правильно определяли звуки в словах. Выражаю благодарность Ирине Анатольевне за упражнения по развитию фонематического слуха и за «передачу» идей и методов К. Д. Ушинского по развитию детской речи нам, современным мамам и педагогам

Дополнение к отзыву

Летом я немного занималась с мальчиком девяти лет. Со слов его мамы, у него синдром дефицита внимания и гиперактивности и задержка психического развития (проблемы с запоминанием). Мальчик знал где-то шесть букв — те, которые проходят в начале первого класса.

Мы занимались по методике для четырёхлеток, но каждый день, так как были ограничены во времени. Делали буквы-поделки. Первые семь-восемь букв мой ученик запомнил хорошо, так как голова была ещё свежа, но последующие буквы шли туго. Если бы ещё в школе с ним занимались по этой методике, то за учебный год он, возможно, выучил бы весь алфавит.

Фонематический слух был нарушен. Мальчик не находил звуки в словах, но очень хорошо считывал всё с моего лица, чуть ли не по губам читал и так угадывал звуки. Если я прикрывала свой рот листом бумаги и говорила, то он по привычке искал глазами помощь себе в моих глазах, то есть всё равно напрягал свой зрительный анализатор, как привык. Тогда я просила его закрыть глаза и только слушать.

Чтение по догадке шло плохо. Методика рассчитана на детей с хорошим фонематическим слухом, потому и нужно начинать заниматься развитием фонематического слуха с дошкольного возраста.

Параллельно мы учились писать буквы по клеткам и рисовать в тетради для каллиграфического рисования для четырёхлеток. Сначала мы рисовали на чистых листах разные линии, петли, завитушки, а потом уже стали заниматься по тетради РКШ. Чтобы мальчику было понятнее, как рисовать петельки, я показала, как они получаются из тонкой атласной ленты. Он сам тоже выкладывал узоры лентой. Только после этого упражнения у него стали получаться правильные петли в рисовании. Нарисовать петельки на доме сначала было огромным трудом, но потом мальчику понравилось это.

Однажды он поразил свою маму — назвал ей все дни недели. Она подумала, что сын выучил их со мной, но мы не учили — просто в этот день я с дочерью повторяла при нём дни недели, дочь перечислила их один раз и всё. Мама мальчика рассказала, что он раньше не знал дни недели, она не могла выучить их с ним — он просто не запоминал. А тут сын пришёл домой и выдал.

Только потом, через несколько месяцев, я прочитала в «Обсуждениях» группы РКШ про терапевтический эффект от каллиграфии и подумала, что, возможно, наша с ним каллиграфия дала такой эффект. Дни недели он, конечно, учил в детском саду, и ещё много чего учил, но эта информация, видимо, затерялась в его голове, а рисование как-то упорядочило или вытащило нужную информацию.

Я благодарю педагога или маму (имени, к сожалению, не помню), которая рассказала в «Обсуждениях» о терапевтическом эффекте каллиграфического рисования».