В. Шарова, Москва

Июль 2018 г.

Как я пришла к выбору программы Русской Классической Школы. Начну издалека, ведь это и был долгий путь.

Когда мне было лет 13-14, я решила навести порядок в шкафу с запылившимися учебниками. Я подумала, что такая древность, как учебники, по которым училась моя мама (а это были учебники математики), никому не нужны и уже неактуальны, ведь есть современные книги и по ним меня учат в школе. Заодно я выбросила и какое-то количество своих учебников. Как же ругалась мама! Она говорила, что книги Киселёва, те учебники, были простыми для понимания, что сейчас их уже не найти, и как это грустно.

Когда у меня родился сын, я стала задумываться о его образовании и начала понемногу искать учебники, которые мне нравятся, которые дают основу, действительно прочный фундамент знаний, понимание, а не просто список вызубренных правил; нашла Киселёва, об утрате которого так сокрушалась мама.

В середине первого класса мне пришлось забрать сына из школы и перевести его на семейное образование. Было несколько причин для такого решения. Во-первых, он постоянно болел: за полгода был на больничном семь (!) раз по две–три недели. Фактически получалось, что я сама занималась с сыном дома. Мы опережали программу, и потом меня ругали в школе, что мы ушли вперёд. Во-вторых, в школе сын практически ничего не слушал, мало что делал и в его тетрадях было совершенно невозможно ничего прочитать. В школу он ходил общаться, но не учиться. Ни в коем случае я не хочу сказать ничего плохого про учителя — наоборот считаю, что учительница в его классе была замечательная.

После перехода на семейное образование, к концу первого класса сын освоил программу, занимаясь со мной дома, но честно говорил, что ему скучно решать тридцатый однотипный пример и двадцатую задачу, да ещё и правила были сформулированы порой косноязычно. Я тоже грустила, но программа есть программа и её приходилось сдавать.

И вот по счастливой случайности я узнала о Русской Классической Школе. Я начала знакомиться с программой и поняла, что это именно то, что я искала.

Математика — на основе Пчёлко и Киселёва. Видимо, так было нужно, чтобы несколько лет назад я выбросила мамины учебники, иначе я бы не узнала ни о Киселёве, ни о ценности его книг.

Русский язык — сплошной восторг. Материал даётся очень понятно для детей, интересно. Всё начинается с подготовки к школе, где дети постепенно знакомятся со звуками, понимают, что это такое (в своей работе я сталкивалась с тем, что дети не могут отличить звук от слова), как из звуков складываются слова и как слова разбираются на звуки. А ведь это фонетика и фонетический разбор, которые по современной образовательной программе начинаются уже с первого класса. Постепенно дети учатся осмысленно читать и понимать прочитанное. На уроках чтения разбираются тексты, и на основании этих же текстов проходят уроки русского языка. Это полезно тем, что когда тексты уже знакомы, дети могут сосредоточиться непосредственно на выполнении заданий. Конечно, разработчики РКШ учитывали требования современных программ и ориентировались на требования аттестационных заданий — они очень грамотно осветили все темы и в тоже время осветили аккуратно для восприятия детей. Программа не перегружена зазубриванием — все правила дети выводят самостоятельно, что даёт возможность делать открытия и глубже понимать родной язык.

Каллиграфия — давно забытый навык, забытый предмет. А ведь это не только красивый почерк, но и тренировка ума, координации движений, развитие моторных навыков, воображения, памяти, глазомера.

О Русской Классической Школе можно говорить бесконечно долго. Если приходит понимание, что это именно то, что нужно, что это ваше, не сомневайтесь — идите за зовом сердца. Только сердце чувствует своё.