Т. А. Алтушкина, В. П. Урлапова — О зоне ближайшего развития и школьных неврозах

Наболевшая тема — о том, насколько губительным может быть искажённое понимание абсолютно правильной и полезной вещи. Одна из наших подписчиц «Вконтакте» при обсуждении устного счёта подняла такой вопрос:

«...Очень интересно размышление о зоне ближайшего развития как источнике стресса для ребёнка. Где можно подробнее почитать о такой точке зрения? Потому что в официальной педагогике, по крайней мере, дошкольной, господствуют идеи Выготского о необходимости развития через зону ближайшего развития, и все занятия должны предлагаться именно "на опережение", иначе, мол, ребёнок не развивается. Мне эта идея интуитивно казалась странной — как можно чему-то научиться, если всё делать с помощью взрослого? И ребёнку, конечно же, некомфортно».

Огромное спасибо ей за этот вопрос. Итак, давайте разберёмся в том, что говорил Лев Семёнович Выготский и чего он не говорил, и на каком этапе развитие его правильной идеи дало сбой, вследствие чего педагогическая мысль пошла по совершенно неправильному пути.

В чём идея Выготского? Все задачи, с которыми ребёнок может столкнуться, можно разделить на три категории, схематично представив их в виде трёх зон. Первая зона (на рисунках она обозначена внутренним кругом) — зона актуального развития. Это круг задач, с которыми дети могут справиться самостоятельно. Пятилетний ребёнок может самостоятельно съесть суп ложкой, но не способен его сварить. Очевидно, первая задача входит в зону актуального развития, а вторая лежит за её пределами. 

зоны выготский

Вторую зону Выготский назвал зоной ближайшего развития. Это задачи, которые ребёнок может решить с помощью взрослого. Мудрая мама начинает постепенно привлекать пятилетнюю дочку к домашним делам. Они вместе варят суп. Мама чистит овощи и показывает дочке, как их резать. Даёт неострый ножик, и дочка пробует резать сама. А теперь они вместе кладут нарезанные овощи в кастрюльку, где совершается волшебство! Помешали... Теперь нужно посолить... «Попробуй, Машенька, соли хватает?» Её восторгу нет предела! Она совсем как мама — режет картошку и морковку! И каким вкусным становится этот суп, когда готовишь его сама! Итак, приготовление супа для пятилетней девочки — задача, которая лежит в зоне ближайшего развития.

А вот учитель объясняет детям доказательство теоремы Пифагора. Если он спросит их, чему равен квадрат гипотенузы, маловероятно, что кто-то ему ответит. Но вот учитель делает рисунок на доске и спрашивает учеников: «Как найти площадь большого квадрата?» Ребята предлагают вариант. «А другим способом?» И снова находится кто-то, кто предлагает, как это можно сделать по-другому.

— А теперь что мы можем сделать?
— Мы можем приравнять эти два выражения! 
— Конечно! Давайте сделаем это!

При природосообразном обучении на каждом уроке учитель за руку выводит ребёнка в зону его ближайшего развития. Объём этой зоны для каждого урока очень чётко методически продуман и выверен; её размер таков, чтобы ребёнок с опорой на свой личный опыт смог сразу же сделать новую тему частью своей актуальной зоны, расширив её, и выполнял бы домашнее задание, уже находясь в новой расширенной области актуального развития. На следующем уроке этот процесс повторяется. Таким образом зона актуального развития в классическом обучении динамично расширяется. 

природ педагог

И, наконец, третий тип задач, всё, что лежит за пределами второго круга, — это задачи, недоступные ребёнку даже с помощью взрослого. Пятимесячный малыш даже с родителями не может сварить суп, но сможет постоять на ножках и немного «пошагать» с поддержкой. Пятилетний ребёнок не сможет даже с помощью взрослого доказать теорему Пифагора, а вот сварить суп со взрослым — это уже реально. Ребёнок не может сам выстраивать своё обучение, так как для этого нужно иметь знания и опыт взрослого: системное видение предмета (курса математики, например), понимание детской психологии для точного расчёта каждого методического шага, для благоприятной бесстрессовой актуализации нового знания.

Очевидно, зона актуального развития с возрастом расширяется. Как это происходит? Постепенно задачи из зоны ближайшего развития становятся привычными и понятными, и ребёнок может справляться с ними уже самостоятельно. Пройдёт несколько лет, и дочка скажет маме, вернувшейся с работы: «Мама, я приготовила ужин, угощайся!» А Эндрю Уайлс докажет великую теорему Ферма, над которой математики бились не одно столетие... Да-да, и такие задачи способны попасть в зону актуального развития!

Итак, успешно решаемые задачи из зоны ближайшего развития постепенно «интериоризуются» (то есть переходят во внутренний план — термин Л. С. Выготского) и расширяют зону актуального развития. Вследствие этого расширяется и зона ближайшего развития, открывая новые горизонты возможностей.

До этого момента всё абсолютно верно и абсолютно в русле идей Льва Семёновича. Но вот под «брендом» развивающего обучения в педагогику вкрадывается малозаметная, но фатальная ошибка! Сравните два утверждения:

1. «Чтобы ребёнок развивался, ему необходимо решать задачи в зоне ближайшего развития вместе со взрослым».

2. «Чтобы ребёнок развивался, он должен ПОСТОЯННО находиться в зоне ближайшего развития вместе со взрослым».

Чувствуете разницу? Что это? Случайная ошибка или преступная халатность, нарушающая принцип «не навреди»?

Работа в зоне ближайшего развития необходима для развития ребёнка (простите за тавтологию). Это так. Но опыт зоны ближайшего развития абсолютно не может быть усвоен без привязки к фундаменту, то есть опыту зоны актуального развития. Для его успешного усвоения необходимо постоянно возвращаться в зону актуального развития, чтобы ощутить почву под ногами. «Повторенье — мать ученья!» — гласит мудрая пословица. Образование только в зоне ближайшего развития — это за́мок, построенный на песке!

Здесь хочется выделить ещё один важный момент. Работа в зоне ближайшего развития по определению невозможна без взрослого. Если обучение подразумевает постоянное пребывание в зоне ближайшего развития, то взрослый ребёнку нужен ВСЕГДА! Ничего не напоминает?

«Мы вчера делали английский до двух часов ночи!» (жалобы мамы второклассника)

«Если вы хотите, чтобы ребёнок хорошо учился, вы должны вместе делать домашние задания!» (слова первой учительницы, которые не все родители приняли всерьёз…)

«Девочки, помогите!!! Как составлять схему предложений в первом классе? Какие-то треугольники, прямоугольники цветные, ничего не понимаю!» (вопрос на «мамском» форуме)

Что из этого следует? Ребёнок лишается опыта самостоятельной работы, и вся эта раздутая «зона ближайшего развития» совершенно не усваивается! В одно ухо влетело, в другое вылетело. И по окончании начальной школы наш отличник чист как белый лист, не считая напрочь убитого познавательного интереса и испорченных родительских нервов. 

развив обуч

Ужасно? Но это ещё полбеды! Вслед за этим искажением — новое! Ведь непорядок же, что дети без родителей не могут учиться! Мир стремительно меняется, откуда этим родителям, да и учителям тоже, знать, что понадобится детям через 11 лет? Нам нужно образование будущего! Долой ретроградов, навязывающих устаревшее видение мира! Долой устаревшие знания! Универсальные учебные действия — вот что нужно детям! Пусть теперь они учат себя сами! Такие встроенные автоматические программы переработки любых данных, приводящие к единственному правильному результату, а школа должна стать тренингом, формирующим эти механизмы! Головокружительная идея, открывающая новые горизонты! Этакая «метапедагогика» не для средних умов. Но время не ждёт, внедряем! И в помощь нам — новый ФГОС!

Что же мы имеем в результате? Наш бедный ученик теперь помещён в третью, вовсе недоступную ему зону — в зону потенциального развития (ЗПР), где он даже со взрослым чувствовал бы себя беспомощно. И он там брошен СОВЕРШЕННО ОДИН, без поддержки старших. Ему не на кого опереться, он должен выплывать сам, как брошенный в воду котёнок… Излишне говорить о том, что для ребёнка это огромный хронический стресс.

фгос фгос

Итак, ФГОС вытесняет ребёнка в запредельную для него зону потенциального развития — ЗПР, что неизбежно блокирует все процессы, вызывая задержку психического развития — ЗПР, если не как диагноз, то как массовую тенденцию — развитие-то задерживается! Роковое совпадение аббревиатур...

Убитые желание и способность учиться, хроническая тревожность, СДВГ, школьные неврозы, депрессии, суицидальность… То ли ещё будет! Эксперимент продолжается.

А Выготский здесь совершенно ни при чём.