https://russianclassicalschool.ru/ /component/jshopping/cart/view.html?Itemid=0 /component/jshopping/product/view.html?Itemid=0 /component/jshopping/cart/delete.html?Itemid=0 https://russianclassicalschool.ru/components/com_jshopping/files/img_products 2 руб. ✔ Товар в корзине Товар добавлен в корзину Перейти в корзину Удалить Товаров: на сумму Не заданы дополнительные параметры КОРЗИНА
youtube com vk com

В. П. Урлапова — О критическом мышлении и его развитии у детей

Цифровое общество агрессивно навязывает людям свои стандарты жизни. Количество информации вокруг нас растёт в геометрической прогрессии. Даже взрослым подчас сложно отделить нужное от ненужного, правду от лжи. Будучи постоянно вовлечёнными в интернет, люди теряют целенаправленность мышления и деятельности, перестают себя контролировать, теряя время попусту и растрачивая душевные силы на сиюминутные, ненужные вещи. Чтобы жизнь не растворилась в информационном пространстве, необходимо держать себя в ежовых рукавицах и критически относиться к каждому фрагменту информации, к каждому клику мышкой.

Ещё сложнее детям. Незрелая воля и мышление заставляют их буквально бросаться на всё яркое, динамичное и увлекательное. Так, не успев ещё сформироваться и определиться, личность растворяется, уносится по информационным волнам в непредсказуемом направлении, что приводит подчас к фатальным последствиям — вовлечению в опасные сообщества, моральному и нравственному развращению, цифровому слабоумию, игровой и интернет-зависимости (которая уже официально признана психическим заболеванием, сродни алкоголизму и наркомании). О негативном влиянии интернета на детей уже много говорилось и писалось. Тем не менее, государственное образование продолжает держать курс на информатизацию и цифровизацию. Ученики поставлены в такие условия, что без гаджетов и интернета учёба становится невозможной.

Как детям выжить в таких условиях? Следуя принципу «не можешь изменить ситуацию — измени своё отношение к ней», образовательная система предлагает делать детям прививку от всех зол информационного пространства — формировать у них критическое мышление. Казалось бы, прекрасное решение, ведь именно критическое мышление помогает нам удержаться от доверия сомнительным источникам и держать себя под контролем, не переходя по случайным ссылкам.

Однако критическое мышление нужно не только для разумного потребления интернет-контента и безопасности в сетевом пространстве. Оно требуется детям и в учёбе, и в построении отношений со сверстниками. Такое мышление необходимо, чтобы противостоять вредному влиянию, преодолевать препятствия, адекватно воспринимать собственные ошибки и неудачи. Без него немыслимы разумный выбор, саморазвитие и достижение серьёзных целей. Очевидно, критическое мышление нужно было людям во все времена и каким-то образом у них развивалось. Но только сейчас мы наблюдаем, как у детей форсированно и массово формируют критическое мышление с помощью специальных технологий, начиная с дошкольного возраста.

Зачем детям искусственно формируют критическое мышление?

Одну из причин мы уже обозначили — погружение детей в интернет-пространство требует способности отфильтровывать ненужную, вредную информацию.

Вторая причина — ФГОС, который обязывает, чтобы дети в школе не приобретали знания, умения и навыки, а «учились учиться», то есть сами ставили себе учебные цели, достигали их и оценивали результаты. Согласитесь, это и взрослому не всегда под силу — мы сами посещаем профессиональные семинары, тренинги, фитнес-клубы и курсы иностранных языков, и начиная новое дело, мы всегда рады, если есть наставник, который может научить нас, используя свой богатый опыт. Естественно, такая сверхзадача от ФГОС требует зрелого критического мышления, и нашей системе образования ничего не остаётся, как пытаться массово формировать его ещё в детском саду.

Наконец, третья причина — это попросту модная тема, расцветающая пышным цветом на родительском и педагогическом тщеславии. Очень «круто» заниматься инновациями и быть владельцем особой технологии воспитания «сверхчеловеков», обладающих сверхспособностями. Такая вот легкопродвигаемая тема. Чистый маркетинг, ничего личного.

Насколько оправданно такое вот искусственное формирование критического мышления у детей детсадовского и младшего школьного возраста? К чему оно приведёт? Как лучше всего развивать такое мышление? В этом и попытаемся разобраться. Но сначала нужно понять, что такое критическое мышление.

О критическом и псевдокритическом мышлении

Настоящее, зрелое критическое мышление не имеет ничего общего с подходом спорщика-нигилиста, отрицающего всё и вся, кроме собственного мнения. Для удобства назовём такое мышление псевдокритическим. На первый взгляд, оно похоже на критическое, но на самом деле им не является.

Цель критического мышления — поиск истины и отделение истинной информации от ложной. Псевдокритическое ищет не истину, а «правоту», пытается переспорить оппонента, продавить свою линию, добиться превосходства.

Псевдокритическое мышление субъективно, импульсивно и эмоционально; критическое разумно, основывается на хорошем самоконтроле и стремится к объективности.

Псевдокритическое мышление подвергает критике только идеи других; критическое одинаково взвешенно относится к собственным и чужим мыслям. Обладая критическим мышлением, человек готов признать собственные ошибки, пересмотреть ложные, неразумные выводы и отказаться от убеждений, не выдержавших проверку реальностью и здравым смыслом. При псевдокритическом мышлении он полностью закрыт для восприятия суждений, фактов и обстоятельств, указывающих на его ошибки.

Критическое мышление рождается из потребности в истине, псевдокритическое — из протеста. Последнее всегда плод неустойчивой самооценки, своего рода психологическая защита — самоутверждение, превознесение над другими за счёт правоты или просто сохранение своего «я», когда признание своей ошибки субъективно равноценно краху личности. К чему приводит человека критическое мышление? К утверждению в истине. Это могут быть научные открытия, эффективные решения каких-либо деловых или житейских вопросов, преодоление кризисных ситуаций, формирование личных убеждений и обретение смысла жизни. Псевдокритическое мышление, когда оно абсолютно преобладает в жизни человека, ведёт его к крайнему эгоцентризму, мировоззренческому релятивизму, осознанию множественности «истин» или отсутствия истины вообще и в итоге способно довести до отчаяния и ощущения бессмысленности существования.

Здесь внимательный читатель обязательно задаст два вопроса.

Псевдокритическое мышление — это мышление или всего лишь эмоция, импульс?

Если мы понимаем мышление как процесс обработки информации и принятия решения, то в использовании этого понятия не будет никакой ошибки. Дело в том, что в нашей душе нет ничего отдельного, изолированного. Все психические процессы взаимосвязаны, и чем младше человек, тем более они слиты воедино. Мы знаем, например, что у двухлетнего ребёнка преобладает ручное, или наглядно-действенное мышление (мышление ли это? или действие?), и пройдёт три-четыре года, прежде чем он научится мыслить не делая, а лишь наблюдая или представляя образы, и ещё несколько лет, прежде чем он сможет рассуждать теоретически, без опоры на образ. При этом все древние «пласты» мышления сохранятся, появится лишь ещё одна новая, высшая его форма, дополнительная возможность. Точно так же — чем младше ребёнок, тем более его мышление импульсивно и слито с эмоциями, и лишь по мере взросления появляется способность мыслить объективно и беспристрастно.

Следовательно, можно предположить, что и псевдокритическое мышление — это более ранняя, инфантильная форма мышления, предшествующая критическому, одна из его предпосылок. И мы находим этому подтверждение в поведении ребёнка в кризисные периоды его развития, когда он активно противится воле взрослого, утверждая своё независимое «я». Кризис одного года — постоянное «неть!», проверка границ дозволенного, которая возникает не запланированно, а импульсивно, и которая по сути очень родственна такому же эмпирическому, наглядно-действенному мышлению. Так же как «я сам!», упрямство, строптивость и негативизм трёхлетки, пытающегося таким образом исследовать и выстроить внутреннее переживание самостоятельности собственного «я» как центра воли, — и это исследование происходит пока хаотично и в форме реального действия.

Если кому-то удобнее не называть это мышлением, потому что основная роль в нём принадлежит всё-таки другим психическим процессам, пусть так. Сути дела это не меняет. Мы видим, что импульсивное, эмоциональное противостояние — это инфантильная форма выстраивания границ между «я» и окружающим миром. В психологическом смысле критическое мышление служит для того же — выстроить внутренний мир личности и защитить границы «я» от деструктивного внешнего влияния. Однако в первом случае опора — это взрослый (и как ориентир, и как тот, в противостоянии кому пытается утвердиться детская воля). Даже если ребёнок протестует против каких-то требований взрослого, он всё равно опирается на него, хоть и «от противного»; не будь рядом взрослого, всякое желание протестовать пропадёт. Во втором случае ориентир — это истина, ценность или цель, к которой устремлён человек.

Много людей обретают зрелое критическое мышление и освобождаются от мышления псевдокритического? 

Каждый из нас, взрослых, при некотором внимании обнаружит у себя в определённых ситуациях эти незрелые псевдокритические реакции.

Этому есть простое объяснение. Мы уже говорили: когда в психике появляется новый механизм, новый уровень организации того или иного процесса, старые не исчезают. Если человек не может справиться с ситуацией взрослыми, зрелыми средствами, то на первый план выходят ранние, инфантильные реакции и формы поведения. Это проявление защитного механизма нашей психики. Психологи называют его регрессией.

Все ли люди при стихийном развитии достигают уровня зрелого критического мышления? Очевидно, нет! Я думаю, вы без труда можете найти в ближайшем окружении пример человека, который высказывает бескомпромиссные, но сомнительные, на ваш взгляд, суждения, и отвечает на вопрос, почему он в этом уверен: «В интернете пишут!» Погружённость в информационную среду существенно снижает уровень критического мышления даже у взрослых, не только у детей (в последнем случае правильнее говорить не о снижении, а о недоразвитии). Но это уже тема отдельного разговора.

Как устроено критическое мышление?

Начнём с небольшого самонаблюдения. Что мы делаем, когда мыслим критически? Здесь я советую вам отложить чтение и ответить самому себе на этот вопрос. Так как среди нашей аудитории много педагогов, удобно представить проверку ученических тетрадей — она сама склоняет нас именно к критическому мышлению и здесь вся его механика будет видна наиболее ярко и показательно, как на ладони.

Итак, вы проверяете домашнюю работу по арифметике. Читая записи, сделанные учеником в тетради, вы мысленно задаёте себе вопросы. Все ли задания выполнены? Правильно ли они решены? Если у вас перед глазами нет готовых ответов, вы должны будете сами пройти весь путь решения каждой задачи. И даже если вы сделали это заранее, ваши предварительные действия — составная часть проверки работ, а следовательно, и необходимый компонент критического мышления.

Идём далее. Верно ли написаны пояснения к действиям или составлен план решения задачи? Выполняет ли ученик ваши требования к оформлению работы? Нет ли орфографических или пунктуационных ошибок? Какую отметку следует поставить ученику, учитывая его индивидуальные возможности, прогресс и старание? Ведь отметка должна побудить ребёнка к дальнейшей усиленной работе над собой и исправлению недочётов, а не вогнать в отчаяние. Возможно, нужно написать какой-то персональный мотивирующий или выделяющий важные моменты комментарий.

Но и выставив отметку, вы продолжаете размышлять. Почему ученик совершил ту или иную ошибку? Возможно, так много недочётов из-за невнимательности? Конечно, ведь обычно он не допускает таких глупых ошибок, да и почерк на этот раз какой-то неровный, без старания, и буква в слове пропущена, и на первом уроке сегодня он был вялый. Не выспался, потому что вчера поздно сел за уроки? Надо будет поговорить с мамой. В другой тетради нет последней задачи. Не смог решить или не записал в дневник? А у этого ученика решение с самого начала пошло не по тому пути. Почему он выбрал такой вариант? Каков был ход его мысли? Какой должна быть грамотная работа над допущенной ошибкой? Что нужно сделать, чтобы помочь ученику хорошо понять и усвоить эту тему?

…В итоге вы принимаете решения: поставить одному ребёнку тройку за правильность и пятёрку за аккуратность — он явно старался и превзошёл самого себя в красоте письма; проверить запись в дневнике у другого; оставить третьего после уроков, чтобы разобрать неправильно решённую задачу. Четвёртому вы задаёте дополнительно вывести строчку цифры 8 — он стал очень небрежно её писать. С пятым нужно дополнительно проработать письменное деление на палочках — дважды пропустил в частном ноль, не понимает, что разряд пустой и почему это так. А с новичком надо ещё подумать, с чего начать работу над ошибками…

На этом примере чётко видны характерные черты критического мышления. Перечислим их.

Черты критического мышления

1.

Вы не принимаете информацию на веру, а проверяете её. Если же речь идёт не просто о поступающих извне данных, а о некоем продукте мыслительной деятельности (чужой или собственной), которым стала в нашем примере домашняя работа по арифметике, то проверяется и сам ход мысли (учитель решает задачу).

2.

Как видно из рассматриваемого нами примера, развитое критическое мышление фокусируется не только на поступающей информации — оно смотрит шире, на её контекст, на то, что что находится за скобками: причины, цели, последствия, перспективы, возможность влиять на развитие событий и тому подобное. Почему ученик допустил ошибку? Как помочь ему хорошо усвоить эту тему? Какую отметку будет правильно поставить? Это вопросы, иллюстрирующие данную особенность критического мышления. Человек видит элемент (предмет, явление, фрагмент информации, задачу) не изолированно, а в системе связанных с ним процессов и явлений. То есть критическое мышление неотделимо от мышления системного.

3.

Критическое мышление предполагает не только оценку информации (верно–неверно), но и активное развитие мысли (как оценить работу, чтобы мотивировать ученика; как объяснить ему непонятый материал, и так далее). То есть зрелое критическое мышление носит творческий характер. Если это не верно, то что верно? Если этот выбор или поступок плохой, то какой в данной ситуации будет хорошим и правильным? Если допущена ошибка, то как её исправить? Отсюда следует вывод, что критическое мышление — необходимое условие для решения новых нестандартных задач.

4.

Критическое мышление предполагает наличие адекватной внутренней системы координат. Чтобы правильно оценить информацию, мы сопоставляем её с определёнными критериями (в примере с проверкой тетрадей это правильный ответ, наше собственное решение и так далее).

Одно из определений критического мышления, принятое в когнитивной психологии, звучит так: «это процесс оценки или категоризации в терминах ранее приобретённых базовых знаний». Базовые знания в данном случае — это система координат, в которой мы ищем место для нового.

Какие базовые знания в нашем примере? Наше знание преподаваемого предмета, а также педагогики и возрастной психологии, понимание методики и логики программы начальной школы по арифметике, определённые выводы и эффективные приёмы, к которым мы пришли на основании собственного педагогического опыта, понимание индивидуальных особенностей и жизненных ситуаций наших учеников и тому подобное. Мы понимаем, что в младшем школьном возрасте у детей преобладает наглядное мышление. Мы осознаём, что без закрепления навыки быстро разрушаются. Мы владеем методикой освоения письменного деления на палочках и чётко понимаем, как из практики последовательных и осознанных действий с палочками вытекает правильное понимание количества единиц каждого разряда в частном. Мы знаем, что конкретному ученику пришлось преодолеть самого себя, чтобы аккуратно оформить работу. И так далее, и тому подобное. И все эти знания мы используем, чтобы правильно оценить выполненную учеником работу и помочь ему двигаться дальше.

Что происходит, если нашей системы координат недостаточно, чтобы однозначно квалифицировать поступающую информацию? Мы стараемся её дополнить, обогатить новыми сведениями (например, углубляемся в изучение методики или спрашиваем у самого ребёнка, его мамы, в какое время он вчера делал домашнее задание). Тем самым наша система координат развивается и совершенствуется, позволяя нам решать всё более сложные и разнообразные задачи.

А если информация, подлежащая критическому осмыслению, для нас запредельна, то есть внутренняя система координат, необходимая для её оценки, вообще отсутствует? Если для этой информации совсем не находится места в нашей картине мира? Очевидно, в данном случае критическое мышление работать не может, потому что оно лишено каких-либо оснований. Предположим в качестве мысленного эксперимента, что вам, педагогу начальной школы, предложили написать рецензию на докторскую диссертацию по ядерной физике. Или выявить неисправность в двигателе самолёта. Или возглавить министерство здравоохранения. Здравомыслящий человек (он же человек с развитым критическим мышлением), трезво оценив свои возможности, откажется выполнять подобную задачу и предложит поручить её специалисту, то есть человеку, обладающему необходимыми для решения знаниями, внутренней системой координат.

А если человек не здравомыслящий? Если под действием тщеславия, страха осуждения или внешнего принуждения он легкомысленно берётся за подобную работу? Оценка информации будет неадекватной, выводы — ошибочными, решения — необоснованными или только видимыми. Такая работа причинит сплошной вред и самому исполнителю, и окружающим людям, и масштаб этого вреда напрямую зависит от уровня и масштаба самой задачи.

Когда человеку не хватает ресурсов, чтобы адекватно справиться с ситуацией, его психика начинает защищаться. Происходит регрессия. Критическое мышление не способно решить проблему, и вместо него в ход идёт псевдокритическое — импульсивное, управляемое эмоциями. Человек всё отрицает, впадает в панику от неразрешимости задачи или доверяет случайным мнениям («в интернете написано!»), достоверность или даже правдоподобность которых не в силах оценить. Тот, у кого нет критического мышления, необходимого для решения стоящих перед ним задач, становится удобным объектом манипуляций.

Всё сказанное выше позволяет сделать вывод: развитие критического мышления неотделимо от формирования системы знаний. Мы видим, что иногда человек, критически мыслящий в одной области (например, в преподавании арифметики в начальной школе), может оказаться совершенно неспособным критически оценить ситуацию в другой (в самолётостроении) просто потому, что у него нет достаточных для этого знаний. Но одно бесспорно: без наличия системных знаний хотя бы в какой-то области полноценное критическое мышление невозможно в принципе.

5.

Критическое мышление требует определённого умственного усилия. Это осознанный и целенаправленный труд. Что легче — действовать по алгоритму или искать решение самостоятельно, перебирая и проверяя различные варианты? Скопировать готовый текст или написать работу на основании тщательного анализа десятка источников? Формально поставить тройку или пытаться понять причины ошибок и придумывать новые приёмы работы? Критическое мышление отличается от более ранних и менее зрелых форм мышления максимальным участием воли. Это не просто психический процесс, а отдельная целенаправленная работа, направленная на поиск истины. Поэтому критическое мышление невозможно без развитой произвольности.

6.

Критическое мышление предполагает способность мыслить минимум на двух уровнях. Вникнуть в повествование и правильно понять мотивацию рассказчика. Проследить за ходом доказательства и оценить правильность и безупречность рассуждений. Углубиться в суть излагаемой проблемы и оценить адекватность возникшей вокруг неё паники. Переживая обиду, посмотреть на конфликт объективно. Это всегда «мысль по поводу мысли», выход на метауровень по сравнению с обычным «линейным» мышлением. А значит, развитие критического мышления неотделимо от развития рефлексии — способности видеть себя со стороны.

7.

И, наконец, самое главное. Если это действительно критическое мышление, направленное на поиск истины (а мы уже говорили, что это очень важный критерий, отличающий критическое мышление от псевдокритического, ищущего правоты, а не истины), то оно возможно только тогда, когда человек чувствует, что имеет достаточные основания выносить суждения по данному поводу или по поводу собственных и чужих суждений вообще. Это значит, что он доверяет самому себе, как личность стоит на твёрдых ногах. То есть чтобы подлинное критическое мышление было возможным, личность должна обладать достаточной внутренней цельностью и зрелостью, которая даёт ей моральное право с чистой совестью, не напоказ и ради ценности самой истины выносить какие-либо суждения.

Когда человек созревает для критического мышления?

Всё детство — так или иначе период зависимости от окружающих, что не случайно. Именно благодаря этой потребности ребёнка зависеть от взрослого (или, как говорят психоаналитики, привязанности) становится возможным воспитание и обучение детей, передача культурного и духовного опыта. Это очень важная потребность, благодаря которой на Земле сохраняется и развивается человеческая цивилизация, да и само человечество.

Детство — это долгий путь от полного психологического слияния с матерью, которое мы наблюдаем у ребёнка первого года жизни, к психологической зрелости и самодостаточности. Напитываясь от окружающих взрослых знаниями, опытом, ценностями, отношениями, способами поведения в тех или иных ситуациях и всем тем, что сложно разложить по полочкам, но что есть жизнь во всей полноте рядом с сильным и мудрым человеком, ребёнок постепенно обретает внутренний стержень и душевную силу, то есть то качество, которое очень ценится и называется уверенностью в себе. Однако всё, что он способен делать сейчас, стало возможным потому, что он прожил нечто аналогичное вместе со значимым взрослым или рядом с ним, будучи уверенным в его поддержке или наблюдая за ним и сопереживая. Неслучайно уверенность в себе так сложно сформировать у взрослого человека с помощью самовнушений и прочих психотерапевтических техник. Работа психотерапевта с клиентом, имеющим подобный запрос, всегда очень длительная, преобразование жизни идёт медленно и нестабильно, с пробуксовками. Это как у журавля из сказки: нос вытащит — хвост увязнет, хвост вытащит — нос застрянет. Всё потому, что уверенность в себе не появляется в одночасье, а вызревает в течение всего детства.

Итак, только становясь взрослым, человек обретает подлинное критическое мышление — или не обретает его. Вряд ли способен мыслить критически тот, кто не уверен в себе, зависим, боится чужой оценки, либо наоборот человек высокомерный и эгоистичный, для которого казаться важнее, чем быть, и для которого признание собственной ошибки подобно краху личности. Конечно, такие люди будут что-то осуждать и критиковать, но то мышление, которое станет при этом работать, как мы уже выяснили, можно назвать лишь псевдокритическим, то есть суррогатом настоящего критического мышления. И неважно, сколько такому человеку лет — 18 или 75; им по-прежнему легко манипулировать. Проблема в том, что внутренней цельности и зрелости он так и не обрёл.

Как же развить критическое мышление у ребёнка?

На первый взгляд кажется: чтобы воспитать у ребёнка критическое мышление, необходимо как можно раньше учить его определять любую поступающую информацию как правду или ложь («согласен‒не согласен», «верю‒не верю»), сомневаться во всём, что видишь, слышишь и читаешь. Тогда и сформируется у ребёнка привычка или даже навык мыслить критически.

По такому пути часто идут те, кто разрабатывает и реализует различные «технологии развития критического мышления». По сути это планомерная тренировка выхода в метапозицию. Для этого разработано множество упражнений. Например, ребёнок читает текст и выделяет синим цветом то, что ему известно, красным — то, то он узнал впервые, и чёрным — то, с чем он не согласен. Или ученику даётся параграф учебника математики, построенный в форме истории про ребят, решающих примеры, и ребёнку нужно догадаться, какую оценку поставил учитель каждому из этих ребят. Или предлагается задание, где нужно оценить, правильно ли распределил семейный бюджет отец воображаемого семейства. Можно привести и другие примеры, но остановимся на этом.

Учитывая сказанное ранее, мы не считаем целесообразным такой подход. Он не принесёт желаемого результата и не станет, как надеются некоторые, эффективной прививкой от манипуляций в будущем. Он подобен тому, как если бы мы стали тянуть росток вверх, чтобы он скорее вырос и принёс плоды. Результат будет противоположным — мы только вырвем растение с корнем. В силу несвоевременности, психологического несоответствия возрасту такая тактика обучения может даже нанести вред. Объясним, почему.

Ранее в статье мы увидели, что критическое мышление — это не просто уровень развития отдельного психического процесса. Это феномен, имеющий отношение не только к мышлению, но и к личности в целом. Думаем, не будет ошибкой сказать, что критическое мышление может рассматриваться как один из критериев личностной зрелости. Было бы абсурдным пытаться изобрести такую «технологию», которая заставит ребёнка уже в дошкольном или младшем школьном возрасте достичь психологической зрелости взрослого человека, — это способны сделать только время и жизненный опыт. Значит, и сформировать полноценное критическое мышление у дошкольника или младшего школьника с помощью определённых приёмов и упражнений — задача бессмысленная. Получится иллюзия. Мыльный пузырь.

А что мы можем? Соответственно возрасту ребёнка, помогать формироваться предпосылкам критического мышления: поддерживать и развивать природную любознательность, закладывать прочные системные знания, учить видеть взаимосвязи (причины и следствия, цепочки событий, сходства и различия и тому подобное), а также развивать мышление, свойственное детям на данном возрастном этапе, формировать волю и правильные ценности.

Ещё раз хотим обратить внимание читателей: чем младше ребёнок, тем больше его потребность всецело доверять близким взрослым и миру вокруг. Это даёт ему чувство безопасности и спокойствия, а это в свою очередь необходимое условие для того, чтобы ребёнок хотел исследовать мир — и, соответственно, развивался. Скажем это другими словами — чем младше ребёнок, тем сильнее его потребность быть некритичным. Если преждевременно искусственно навязывать ему критическое отношение ко всему, это не ускорит, а затормозит его психическое развитие.

В дошкольном возрасте

Дошкольникам важно исследовать мир практически. Не на экране гаджета, где всё редуцировано до плоского искажённого зрительного образа, а в реальной жизни, в движении, во всём сложном живом и полимодальном разнообразии. Важно максимально развивать восприятие и двигательные способности, очень много играть: в игры с предметами — они развивают восприятие и моторику, формируют чувственную картину мира; в ролевые игры — они помогают смотреть на одно и то же с разных позиций, а это чувственная предпосылка рефлексии; в игры с правилами — они воспитывают волю и учат доводить начатое до конца. А ещё очень важно получать ответы на множество своих «почему», разговаривать и читать обо всём, что интересно.

На первый взгляд, всё это не имеет никакого отношения к критическому мышлению. Но это не так! В игре и активном исследовании мира соответственно возрасту развиваются предпосылки критического мышления — те способности, без которых оно невозможно.

В младшем школьном возрасте

С началом школьного обучения начинает активно развиваться логическое мышление. Но оно должно опираться на чувственный опыт — именно он придаёт логическим категориям и рассуждениям вес и ощущение истинности. Поэтому обучение предметам обязано быть наглядным, иначе велика опасность разрушить это чувство правды, формирующийся внутренний критерий истины — основу критического мышления. Этот критерий не чисто логический — это особое внутреннее переживание истинности мысли, решения, чувства, ценности как их соответствия внутренней картине мира. Поэтому в начальной школе важно выстроить системные знания по предметам без отрыва от чувственного опыта.

Младший школьник в ряде случаев уже может оценить, правдива та или иная информация. В таких ситуациях для него это очевидно. И ребёнку гораздо важнее многократно прожить и закрепить переживание вот этой очевидности, чем научиться что-либо доказывать или опровергать логически.

Если на уроке кто-то дал неправильный ответ, взлетает лес рук. Дети интуитивно стремятся поправить, потому что во всём должна быть правда. Это их внутренняя потребность. У них уже формируется интеллектуальная рефлексия, но, как и другие виды мышления, она пока требует вовлечённости в конкретную ситуацию. Ребёнку гораздо легче заметить и исправить ошибку в решении одноклассника, чем прочитать историю про то, как гипотетические Вася и Петя решали эту же задачу, а потом сказать, кто неправ и почему. Потому что во втором случае ребёнок не вовлечён в ситуацию, у него нет живой связи с ней. Это притупляет, а иной раз делает вообще невозможным то внутреннее переживание истинности, о котором писалось несколькими строками выше.

Выход в метапозицию младшим школьникам только мешает. В этом возрасте умственная деятельность обретает систематический целеправленный и организованный характер. Дети работают на уроке, а играют на перемене. Они решают примеры и задачи, выполняют другие задания учителя и должны сделать каждую работу до конца. У них активно развивается произвольность — волевая составляющая мыслительной деятельности, тоже одна из предпосылок критического мышления. Ребёнок испытывает внутреннюю тягу учиться всему. Чем больше он знает и умеет, тем выше его самооценка. Это очень благодатное время для освоения любых навыков, расширения и структурирования картины мира. И если мы хотим воспитать человека, способного мыслить критически, то должны формировать у него системные знания и интеллектуальную дисциплину. Организация дня, порядок на рабочем столе, правила поведения на уроке — важные составляющие этой дисциплины.

Учитель должен оставаться непререкаемым авторитетом. Детям необходимо это психологически. Он источник самого важного и ценного в этом возрасте — знаний и умений. Родители не должны ставить под сомнение авторитет педагога — это разрушит не только сам процесс учёбы, но и одну из основ психологического благополучия ребёнка. Школьный учитель, преподаватель музыки или рисования, тренер — это те люди, безгранично доверять которым невероятно важно для детей младшего школьного возраста.

Что касается ценностей и мировоззренческих ориентиров, то ребёнок ещё не может их оценивать, только впитывать, как он впитывал яркие живые образы большого мира в дошкольном возрасте. Он ещё не думает о смысле того, что делает, — он просто насыщается им, проживает его и усваивает таким образом. Осмысляться всё будет позже. Поэтому все наши двойные стандарты (когда мы говорим одно, а поступаем по-другому) приведут к бурным протестам ребёнка в подростковый период.

В среднем и старшем школьном возрасте

Наконец, подростки. Это самый сложный и самый «критический» возраст. Именно с ним многие исследователи связывают начало развития критического мышления. Но мы с вами видим, что его основы закладываются гораздо раньше.

В это время дети постепенно приобретают способность мыслить логически уже без опоры на образ. Чувственный опыт не всегда необходим им для того, чтобы прийти к тому или иному выводу, иногда бывает достаточно размышлений. Но эмоциональность, свойственная этому периоду, нередко делает выводы необъективными. И хотя подростки обычно критикуют взрослых и вообще мир вокруг, чаще всего здесь идёт речь не о критическом, а о псевдокритическом мышлении — подросток противопоставляет себя родителям и «обычному миру» вообще. Несмотря на то, что противопоставление иногда приобретает резкие и неприятные для окружающих формы, оно продиктовано важной для этого возраста потребностью в самоопределении. Подростку необходимо понять, кто он. Ребёнок начинает смотреть на себя со стороны, глазами других людей, задумывается о том, что он для них значит. Развивается личностная рефлексия.

Что важно делать в этом возрасте, чтобы развивалось критическое мышление? В первую очередь продолжать давать системное предметное образованиеРазвивать логическое мышление, чему также способствует системное изучение точных наук. Дети учатся доказывать и опровергать суждения не примерами, а в общем, теоретически, уже понимают, что истинность или ложность не обязательно проверять на практике, — они могут логически следовать из истинности или ложности того, что человеку уже известно. Логически обоснованная мысль постепенно обретает для ребёнка такой же вес, как и проверенная на собственном опыте.

Также в этом возрасте у детей просыпается яркий и живой интерес к человеческой душе и отношениям, поэтому им будет полезно всё, что помогает лучше и глубже понять себя и других, — доверительное общение, литература, психологические беседы. Даже сложные ситуации развивают самосознание, потому что люди лучше проявляются в них. Формируется ещё один внутренний критерий истины — чувство психологической правды. Оно будет развиваться и дальше, всю жизнь.

Несмотря на то, что подростки часто спорят со старшими, в этом возрасте ребёнку крайне важно, чтобы рядом был взрослый, которому он мог бы доверять. Лучшее, что могут сделать родители подростка, — сохранить его доверие. Иначе вашего ребёнка будут воспитывать другие, потому что потребность в доверии более сильному и мудрому взрослому не исчезает — собственный внутренний стержень ещё хрупок и нуждается в опоре.

Подростки, как правило, уже способны выражать личное отношение к явлениям, событиям, мнениям, и им даже нравится это делать. Открытие собственного мнения — это очень волнующе. Подросток крайне дорожит им, и его больно ранит, когда его точку зрения критикуют или осуждают. Задача мудрого взрослого — бережно вывести ребёнка чуть-чуть за пределы его чёрно-белой картинки, показать (а точнее, позволить увидеть, по мере возможности) глубину и сложность того явления, о котором идёт речь. Но показать так, чтобы не ранить, сохранить доверие, и чтобы родившееся в итоге понимание осталось для подростка настоящим и своим.

***

Как же оградить детей от вредного влияния интернета, если не тренировать привычку сомневаться во всём? Просто до поры до времени не допуская их до него. Хотя интернет прочно вошёл в нашу жизнь, дошкольнику или младшему школьнику он уж точно не нужен. Свободный доступ ребёнка к сети принесёт гораздо больше вреда, чем пользы.

Когда же нужно целенаправленно тренировать критическое мышление? Нам кажется, это больше подходит для взрослых, чтобы в какой-то мере скомпенсировать дефицит той личностной зрелости и цельности, которая сама по себе обеспечивает способность и потребность в критическом осмыслении жизни. Как и любая компенсация (в отличие от полноценного и своевременного развития), она не сделает автоматически человека более зрелым, но поможет не поддаваться ненужным влияниям в ряде конкретных ситуаций. Ребёнку же надо просто помогать стать цельной личностью, формировать у него ту полноценную интеллектуальную и личностную базу, без которой невозможно зрелое критическое мышление.

Если же преждевременно тренировать у детей критическое мышление как навык сомневаться во всём и искать подтверждение либо опровержение, это приведёт к следующим вредным для формирующейся личности последствиям, а именно:

1.

Мы сформируем у ребёнка не подлинно критический, а псевдокритический, критиканский подход к получаемой информации.

2.

Авторитет школьного учителя и других педагогов будет подорван. Обучение и воспитание такого ребёнка станет всё время наталкиваться на препятствия — возражения, отрицание, бунт.

3.

Существенно замедлится освоение наук. Вместо ожидаемого прогресса в интеллектуальном развитии ребёнка мы столкнёмся с его торможением.

4.

Отсутствие незыблемых основ неизбежно приведёт к повышению тревожности — ребёнку не на что будет опереться, а стать опорой сам себе он ещё психологически не готов. В итоге мы получим либо неуверенную в себе личность, либо агрессивного и вечно недовольного критика.

5.

Результатом растерянности, вызванной необходимостью сомневаться во всём, может стать заниженная самооценка и депрессивность.

6.

Все подростковые реакции, к которым ребёнок склонен по своему психологическому типу, существенно обострятся, доставляя немало неприятностей как самому ребёнку, так и его родителям и учителям.

Яндекс.Метрика