https://russianclassicalschool.ru/ /component/jshopping/cart/view.html?Itemid=0 /component/jshopping/product/view.html?Itemid=0 /component/jshopping/cart/delete.html?Itemid=0 https://russianclassicalschool.ru/components/com_jshopping/files/img_products 2 руб. ✔ Товар в корзине Товар добавлен в корзину Перейти в корзину Удалить Товаров: на сумму Не заданы дополнительные параметры КОРЗИНА
youtube com vk com

А. Огаркова — Тонкая чёрная линия. Рисование на уроках каллиграфии

Инструменты письма прекрасно подходят для создания рисунков ― в этом школьники убеждаются не только при знакомстве с творчеством А. Дюрера, Леонардо да Винчи, Рембрандта, А. Матисса, П. Пикассо, С. Дали и прочих мастеров изобразительного искусства на уроках МХК и рисования, но и на собственном опыте, посещая уроки каллиграфии.

000news20170316 01

Уроки каллиграфии для российской массовой школы продолжают оставаться редким явлением. Проводя опросы, мы выяснили, что для большинства родителей, детей и педагогов с понятием «каллиграфия» тесно связан чёткий почерк; собственно, в основном ради удобочитаемого почерка учеников и организуются занятия искусством каллиграфии в школе.

И всё же аккуратное письмо пером и тушью, не говоря уже о письме шариковой ручкой, относится скорее к области чистописания, а чистописание — это лишь часть древнего и прекрасного, вечно молодого искусства каллиграфии. Было бы неразумно не познакомить учащихся с его богатством и возможностями.

Основные умения, на которые мы обращаем внимание и учеников, и их родителей, это:

— умение управлять каллиграфической линией;

— умение рассматривать букву и с точки зрения знака, и с точки зрения образа.

999maxresdefault

Когда новички слышат подобную фразу, они радостно кивают головой, намереваясь сразу взяться за перо, обмакнуть его в чернильницу и достигнуть впечатляющих успехов на первых же занятиях. Однако специфика искусства каллиграфии состоит в том, что понимание единства замысла и исполнения буквы приходит по мере накопления личного опыта в процессе регулярных занятий. Одинаково нужны аккуратность и фантазия, важны способность точно воспроизводить образцы и способность импровизировать.

Одного урока каллиграфии в неделю для класса хватает лишь для беглого ознакомления с предметом. Ученики, наладившие каллиграфические десятиминутные ежедневные тренировки дома, пишут, пока процесс радует. Таковых в каждом классе набирается примерно 20 % от общего числа учащихся. Именно эти ребята занимаются годами, добиваясь успехов.

Кропотливо проводится индивидуальная работа с каждым учеником — «поставить» руку, осанку, показать, как двигается перо по листу. Каждый ученик понимает, что только проведение большого количества линий помогает в короткие сроки приобрести уверенность руки, и делать это можно не только в тетради, но и в рисунке.

Важно сохранить первые каракули учащихся, чтобы в конце учебного года сделать с ними пособие под названием «Мои первые шаги в каллиграфии». Там наглядно дети (и их родители!) проследят с каждым месяцем занятий прогресс (как объяснил свои «бесполезные» с точки зрения родственников занятия наш ученик Володя П.: «На занятиях каллиграфией я овладеваю собственными руками, глазами и мозгами»). Для этого каждый ученик заводит папку, и там от урока к уроку накапливаются его упражнения и рисунки пером и кистью, а затем лучшие произведения остаются «в назидание потомству».

orig 5517

Почерк — показатель уровня сознания и духовных качеств человека

Перо тысячелетиями исправно служит и писцам, и художникам. Для детей рисование кистью и пером можно назвать благодатным занятием. Ребята очень любят осваивать новые рисовальные манеры и техники, которые позволяют организовать графически-условное пространство на листе и поначалу не требуют при этом наличия высокой техники рисования у юного художника.

Рисунок тушью можно назвать ярким по сравнению с рисунком графитным карандашом. Недопустима никакая медлительность, каждый штрих красив и каждый мазок закончен. Поэтому японские художники держат перед собой целую пачку бумаги, по ходу работы заменяя неудавшиеся листы новыми, терпеливо работая над выразительностью мазков. Возможно, для российских школьников такой опыт также будет полезным, так как мы нередко сталкиваемся с нежеланием ученика продолжать рисование на уроке изо в случае неудачи с одним рисунком вследствие малого опыта учащегося.

42 dsc04801 copy

Вернёмся к вопросам чистописания. Вынуждены констатировать, что теперь для большинства учеников чёткий и разборчивый почерк не представляется нужным, ведь требования к качеству почерка (в РФ — начиная с 1969 года) неуклонно снижаются. К настоящему времени высокое качество исполнения букв шариковой ручкой не требуется даже в младшей школе (!) к моменту её окончания. То есть за последние двадцать лет, непосредственно на наших глазах, качество письма деградировало, можно сказать, до самого дна. Неудивительно, что проверка тетрадей пятиклассников становится для учителей русского языка, литературы, истории в некотором роде дешифровкой почерков.

Вслед за Европой и США и в России в ближайшее время предстоит переход от записи конспектов уроков вручную на компьютерный набор. Однако в странах Западной Европы, США, Канаде, в особенности — в Китае и Японии многолетними наблюдениями педагогов, трудами многих учёных-физиологов, наставников искусства каллиграфии установлена прямая связь между уровнем сознания, духовными качествами и состоянием почерка человека, то есть его рукописного навыка, но никак не навыка набора на клавиатуре.

Буква как рисунок

Каллиграфия как школьный предмет проходит этап становления, в сетке расписания она появляется как региональный компонент либо компонент образовательного учреждения.

83367704 3511400748901474 7757332783415951360 o

Следовательно, для многих школьников знакомство с каллиграфией возможно на уроках изобразительного искусства, когда идёт речь о высоком качестве штриха, линии и графическом языке изображений, художественном оформлении книги. Художники книги стремятся к единству шрифта и иллюстраций, а для этого нужно владеть и шрифтом, и графикой, и каллиграфией.

Взявшись за изготовление рукописной книги, ученикам одновременно приходится оттачивать мастерство владения инструментами и упражняться в формообразовании. Незаменимым методом скорейшего перехода от полной немощи в письме к писанию текстов можно назвать построение орнаментальных буквенных рядов. Для удерживания неизменным угла пера также придут на помощь разнообразные геометрические орнаменты. Они позволяют почувствовать ритм взаимодействия промежутков между штрихами разной длины, ширины и геометрических очертаний.

Немногие начинают задавать вопросы перед началом работы пером, зато абсолютно все озадачены в процессе письма. У половины учащихся не слушается перо, у остальных не слушаются руки. Здесь очень высок риск «всё бросить». Специфика орнаментальных построений заключается в том, что узор стремится тянуться бесконечно, и поэтому быстро завершить работу ученику не удастся. Орнамент вовлекает ребёнка в своеобразную, любимую многими игру с буквой. Одну или несколько букв можно поворачивать в любом направлении, отражать и так далее. Такая деятельность развивает пространственное мышление учеников, а оно пригодится им, прежде всего, в геометрии и черчении.

9090962617bcc2286e94f36aa1c2445457761

Значение буквы раскрывается в её названии и графеме. Теперь эти названия и их порядок сохраняются в церковнославянской азбуке, а современный русский алфавит звучит как «а», «бэ», «вэ», «гэ». Возможно, это облегчает запоминание связи «звук — буква» при обучении грамоте, однако смысловая составляющая буквы в этом случае никак не проявляется, и буквы уподобляются при записи нотам. В то же время исследователи утверждают, что мы при чтении опознаем слово фотографически. Соответственно, образ букв влияет на общий вид текста, на наши ощущения при его прочтении.

Внешняя форма буквы, видоизменяясь на протяжении веков, привлекает самое пристальное внимание не только языковедов и палеографов, но и педагогов и школьников. Можно сказать, что, занимаясь каллиграфией, ученик всматривается в букву, исследуя варианты её начертаний и неизбежно соприкасаясь с историей, генеалогией, географией.

6704b3f31ae71802c2cca17cb800527d

Детям от природы присуще образное восприятие мира, и они стремятся наделить буквы характером, в первую очередь собственным. В нашей программе есть даже отдельное задание: нарисовать портреты букв. Знак рисуется очень крупно, во весь формат А4 или даже А3. Ученик иногда вынужден прорисовать все изгибы, украсить, как может, выбранный им знак, ведь нарисовать три кривоватые черточки в виде буквы «А» при таком масштабе на уроке в 45 минут ему будет просто скучно. Прогресс в детализации рисунков есть проявление динамики усвоения языка графических символов.

Зарисовать живую речь

Создание изображений гораздо более привлекательно для детей, чем обучение письму, которое остаётся абстракцией, пока, по меткому выражению Л. С. Выготского, они не совершат открытие, что так можно быстро зарисовывать живую речь. К тому же «бестолковые» взрослые, которые часто не понимают детских рисунков, подталкивают юного художника подписывать изображения. На уроках каллиграфии наблюдается скорее обратный процесс: при изучении букв, отработке навыка владения пером на рабочем листе «вдруг» появляются композиции пером и тушью на темы, которые в настоящий момент волнуют ум ученика.

Многие учёные-лингвисты, художники-иллюстраторы выбирают предметом изучения беглые зарисовки пером, покрывающие поля рукописей многих русских поэтов и писателей XIX–начала XX в. (А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого, И. С. Тургенева и др.). Автопортрет А. С. Пушкина (фактически беглый росчерк пера) сделался мгновенно узнаваемым символом русской литературы золотого века. Пером создаются быстрые в исполнении, графически выразительные изображения и теперь, на занятиях искусством каллиграфии.

9aab8fa13595 997

На уроке для педагога такие картины, как правило, являются неожиданными, теме урока они не соответствуют, и как их применить для дальнейшего стимулирования занятий каллиграфией, тоже бывает неясно. Однако совершенно очевидно, что в них кроется ключ к разгадке мотивации ученика, и нужно поощрять доведение начатого рисунка до конца. Здесь возникает проблема: как совместить два этих процесса — усвоение заданного материала (изучение букв) и свободную импровизацию, если в наличии один урок каллиграфии в неделю с двадцатью учащимися? Ведь каждый класс расслаивается на несколько групп «по скорости письма», «по предпочтению типа пера», и нужно будет вдохновлять учащихся на плодотворную работу разными заданиями. Всё это предусматривает высокий профессионализм каллиграфа-педагога, наличие хорошей базы наглядных пособий и прописей и, самое главное, готовность действовать «по ходу» развития коллективной работы, как говорят на Востоке, идти вслед за линией.

Вслед за линией

Для подавляющего большинства учащихся рисование пером или кистью вызывает неизменный интерес в течение длительного периода времени. Одновременно происходит и непроизвольное улучшение владения инструментами. На уроках изобразительного искусства изучаются традиции линейного рисунка, приёмы штриховки, демонстрируются репродукции картин, книжных миниатюр и гравюр мастеров Европы, России, Китая и Японии. Изучение русских народных промыслов (хохлома, гжель, городецкая роспись и так далее) намного легче идёт в классе, где ученики понимают процесс создания каллиграфического мазка кистью: специальная кисть типа китайской, тонкая линия под нажимом постепенно утолщается и тому подобное. В итоговой работе бывает трудно отличить изделие ребёнка от образца, созданного мастером народного промысла.

На принципах владения мазками также основана техника традиционной японской живописи суми-ё, где богатство палитры передаётся на белой рисовой бумаге чёрной тушью и разным количеством воды, набираемой на кисть. Приходится постоянно анализировать: каков по форме пишущий кончик, как именно мастер держит инструмент, сколько набирает туши, как касается бумаги, по какой бумаге пишет и так далее.

maxresdefault 1

Любое мельчайшее изменение в состоянии пищущего сразу приводит к получению линии несколько иного качества, что неизбежно влияет на изображение или на букву. Нигде больше в школе дети не учатся самообладанию и самосозерцанию, наблюдению и восприятию, копированию и импровизации, кроме уроков каллиграфии. Конечно, заставить их этому учиться невозможно. Принцип добровольности обучения в искусстве каллиграфии чрезвычайно важен.

В современных программах по обучению рисованию детей мне не встречались уроки, посвящённые выработке высококачественных штрихов и тому подобные, возможно, по причине того, что эти специфичные упражнения так же не впечатляют ребят, как и уроки чистописания. Монотонность в рисунке можно и нужно преодолевать, анализируя, как работали пером мастера-графики и живописцы (А. Дюрер, Леонардо да Винчи, Рембрандт, П. Пикассо, А. Матисс, С. Дали, Хокусаи и другие). Возможно, в качестве итоговой работы усердные ученики смогут выполнить копию выбранной по совету учителя работы полюбившегося мастера.

2018 NYR 15978 0103 000henri matisse fleurs fruits et tasse

Правильно организованный процесс «вслед за линией» выглядит так: рисование пером поддерживает интерес к занятиям каллиграфией, а работа над буквой располагает к применению пера также и для изобразительных целей. Для младших школьников целесообразно работу начинать с орнаментов, а для старшеклассников путеводной звездой могут стать произведения известных мастеров-рисовальщиков. Немаловажную роль играет настрой ребёнка, его склонность к самовыражению в графике, которую как раз и удобно выявить, предложив ему порисовать каллиграфическими инструментами, которые он собирается осваивать, ― это китайская кисть, остроконечное и ширококонечное стальные перья, тушь и чернила.

Источник

Яндекс.Метрика