https://russianclassicalschool.ru/ /component/jshopping/cart/view.html?Itemid=0 /component/jshopping/product/view.html?Itemid=0 /component/jshopping/cart/delete.html?Itemid=0 https://russianclassicalschool.ru/components/com_jshopping/files/img_products 2 руб. ✔ Товар в корзине Товар добавлен в корзину Перейти в корзину Удалить Товаров: на сумму Не заданы дополнительные параметры КОРЗИНА
youtube com vk com

Современное образование: детей учат ходить раньше, чем ползать

Не так давно ко мне обратилась за помощью племянница. Точнее, её мама — моя сестра. Вместе с бабушкой. Всё семейство поставила в тупик задачка по математике из учебника 5-го класса. Прослушав условие про полки с книгами, которых на одной стоит больше в 4 раза и при этом на 12 штук больше, я не задумываясь набросала уравнение с «X», решающееся в два действия. Но не тут-то было.

«Нельзя решать через уравнение с неизвестной», — с каким-то злорадством, что ли, ответило мне семейство. Мол, не ты одна такая умная, сами с усами. Не возьмусь подобрать слова, способные выразить моё недоумение: в своё время я уже в третьем классе гуманитарной школы уравнения щёлкала, а тут в пятом математическом — и нельзя... И это не единственный сюрприз, который современная школьная программа преподносит учащимся и особенно их родителям, получавшим когда-то совсем другое образование.

После нескольких таких «сюрпризов» я не удержалась — завела при случае разговор с главой Комитета государственного совета республики Крым по образованию, науке, молодёжной политике и спорту Владимиром Бобковым — мол, что ж это за программы такие в школе, что с ними и взрослые не справляются?

— Не могу не согласиться. И не только как парламентарий, отвечающий за отрасль образования, но и как отец младшеклассника. Вроде бы неглупый человек, с высшим образованием, кандидат наук, но иногда сын просит помочь с домашним заданием, а я не то что решить задачку не могу — даже не понимаю, в чём её смысл и какой ответ требуется найти, — с сожалением признал Владимир Бобков. — Отсюда и все эти инновационные образовательные площадки, эксперименты, поиски новых форматов. Мы чувствуем, что современная система далека от совершенства и не даёт нужный результат, — и то ищем новые пути, то обращаемся к давно известным, но подзабытым практикам.

И раз уж речь зашла о «хорошо забытом старом», глава комитета посоветовал мне побывать в столичной специализированной общеобразовательной школе № 7 — участнице проекта «Русская Классическая Школа». Забегая вперёд, скажу — впечатления от посещения учебного заведения остались самые приятные, с лёгкой ноткой ностальгии, которую совершенно не вызывают обычные современные учебники. Но обо всём по порядку.

49NpVa6339I

Собственно, «Русская Классическая Школа» — меценатский проект, созданный семьёй Алтушкиных, владеющих Русской медной компанией. «Образовательная система прошлого, проверенная будущим» — такой слоган разработчики выбрали неспроста: в основу системы легли труды выдающегося отечественного педагога Константина Ушинского, родившегося ещё в XIX веке. Директор школы № 7 Елена Хавченко сотрудничает с авторами проекта — Татьяной Алтушкиной и Ириной Горячевой — около десяти лет, ещё со времён существования ныне закрытой по понятным причинам Русской классической школы в Киеве. Возглавив симферопольское учебное заведение, она сделала его региональной инновационной площадкой.

— В истории нашей страны есть немало выдающихся деятелей науки, легендарных личностей, талантливых мастеров своего дела. В основе их знаний лежали классические методики преподавания, которые и делали нашу школу сильной и конкурентоспособной. Математическая, гуманитарная, философская школа — мы были флагманами мировой науки. Но уже в 70-е стали потихоньку брать крен в сторону западных стандартов, а уж после распада СССР и вовсе уничтожили систему, внедряя модные технологии вроде раннего теоретического мышления. Безусловно, есть умные, талантливые дети, которые в любой системе координат не потеряются и получат необходимые знания. Но подавляющему большинству нужен правильный, научно обоснованный подход. А он говорит нам, что начальная школа — это прежде всего наглядность, образное мышление, а не логика и теоретизирование, когда ребёнка, толком не умеющего читать, заставляют определять по схеме тип предложения, находить сказуемое и подлежащее, — увлечённо, не скрывая энтузиазма, рассказывает Елена Хавченко.

Директор тут же приводит пример — в классической отечественной школе детей учили складывать 2 + 3 с помощью палочек (счётов, монеток, яблок или конфет). Палочки — осязаемые, понятные предметы, которые можно переложить и посчитать. Это и есть наглядное мышление. Когда навык счёта сформировался, можно говорить о сумме, слагаемом, вычитаемом — вводить теоретические понятия. Сейчас же всё наоборот — на ребят сразу же вываливают гору информации, причём зачастую не слишком хорошо структурированной, а потом удивляются, почему они ничего не понимают, не запоминают и не справляются с на первый взгляд простыми заданиями.

— Да, мир меняется, ускорился темп жизни, но человек-то остался прежним — химический состав мозга, происходящие в нём процессы неизменны хоть в XIX, хоть в XXI веке. Сначала ребёнок учится ползать, потом — ходить, и эти этапы не поменять местами. Но именно это и пытается сделать существующая система образования — научить ходить раньше, чем ползать. Слишком много привнесли в начальную школу современности, и в итоге дошли до следующего: чтобы получить в 9 классе доступ к государственному экзамену, ученики должны сдать устный экзамен по русскому языку, в течение трёх минут демонстрировать своё умение говорить! — негодует Елена Владимировна. — Родители младшеклассников по вечерам устраивают консилиумы в социальных сетях и мессенджерах, выясняя, кто и как решил задачку по математике или сделал задание по окружающему миру, а дети растеряли интерес к учёбе. Мы же в рамках Русской Классической Школы используем доступный режим сложности — чтобы было трудно, но при этом понятно и по силам обычному ребёнку.

В подтверждение слов заместитель директора по учебно-воспитательной работе в младших классах Галина Павлюкова демонстрирует «Родное слово» и «Азбуку» К. Д. Ушинского, «Арифметику» А. С. Пчёлко. Нет здесь ни буйства красок, ни обилия картинок, отвлекающих внимание, — только упражнения, навевающие воспоминания о собственных школьных учебниках. К книгам прилагаются наборы с палочками, кружочками, кубиками и цифрами — всё то, что ребёнок может взять в руки, переложить, сложить, постигая азы математики. В специальных прописях не только выводят буквы и слова, но и повторяют простые рисунки по клеткам и точкам — развивают навыки письма и мелкую моторику.

— Наши дети пишут сначала простым карандашом, а потом исключительно перьевыми ручками. Давно известно, что шариковые ручки не приспособлены для развития письма. В Японии учатся писать кистью, в лучших школах Германии и Великобритании уделяют особое внимание каллиграфии, пользуясь перьевыми ручками. И тот же учебник Пчёлко используют не только в нашей стране. Сейчас англичане бьют в набат: у них учителя не могут сравнить, что больше — три четвёртых или две пятых! На уровне министра образования Великобритании призывают изучить и перенять опыт колмогоровской математической школы. Мы за годы после распада СССР так заигрались в разные модные проекты и эксперименты, что не заметили, как утратили учителя, базу, школу, традиции, — рассказывает директор.

Возвращаясь к классике, в школе № 7 на одних лишь учебниках не остановились — пошли дальше: второй год экспериментируют с системой раздельного обучения девочек и мальчиков. Под эту «инновацию» тоже подведена научная база — давно известно, что дети разного пола лет до десяти совершенно по-иному развиваются, воспринимают информацию.

ZHVfMWVlWtk

— Мальчики трудятся в другом темпе, их интересуют более глобальные вопросы и задачи, девочки же прилежны и усидчивы, им важны конкретные вещи. С первыми работать труднее, особенно поначалу, нужен постоянный контроль, дисциплина. Из-за этих различий создаётся впечатление, что девочки успешнее в учёбе, а это только добавляет мальчишкам неуверенности и лишает желания учиться. Зато в мужском коллективе у ребят формируются чувство товарищества, сплочённость, мужественность. Сейчас у нас есть первые и вторые классы, занимающиеся раздельно, и пока результаты этого эксперимента нас радуют. Возможно, в средней школе мы их объединим — ещё не знаем, как будет развиваться проект, — отмечает Елена Хавченко.

Галина Павлюкова, ставшая моим экскурсоводом по младшей школе, показала все классы — и смешанные, и раздельные. Атмосфера в них действительно разная. Смешанный класс практически ничем не отличается от любого другого класса любой крымской школы — вот только глаза у учеников горят, они наперебой рассказывают, какие предметы им нравятся, как любят решать задачки и писать диктанты (давно не доводилось слышать подобное от детей!). В классе девочек — очаровательном помещении, оформленном в розовых тонах, — царят покой и умиротворение. Мы застали урок музыки — девчонки под руководством учительницы играли на ложках, трещотках, колокольчиках и других народных инструментах, и играли замечательно! Урок рисования у мальчиков — это совсем другая обстановка, более шумная, суетливая, бойкая.

Молодому классному руководителю Татьяне Алдушиной то и дело приходится одёргивать ребят и строго напоминать о дисциплине.

— Мальчишки очень активные, подвижные, задают много вопросов, постоянно требуют внимания. Стоит отвлечься на одного — и другой тут же начнёт добиваться реакции на него. Поэтому бывает непросто контролировать весь класс. Но всё равно впечатления только положительные, — делится педагог. — В первом классе было особенно тяжело, нужно постоянно поддерживать свой авторитет, благо родители во всём помогают, мы находимся в постоянном диалоге.

Родители, отмечает директор, действительно довольны успехами детей. У всех первоклассников есть выбор — заниматься в рамках проекта «Русская Классическая Школа» или по обычной программе. И мамы, и папы уверенно делают выбор в пользу первой.

— При кажущейся простоте изложения материала — по сравнению с современными учебниками — в результате оказывается, что дети, которые занимаются по той же арифметике Пчёлко, решают куда более сложные задачи, чем их сверстники из обычных классов. И решают сами, не превращают домашние задания в проблему родителей. Свою задачу мы видим в том, чтобы возродить классические отечественные методы преподавания, адаптировать их к современным реалиям, чтобы любой учитель России мог успешно их применять. Пора вернуть педагогов, бесконечно уставших от экспериментов и нелепостей современного образования, к нашим корням, — считает Елена Хавченко.

Источник

Яндекс.Метрика