https://russianclassicalschool.ru/ /component/jshopping/cart/view.html?Itemid=0 /component/jshopping/product/view.html?Itemid=0 /component/jshopping/cart/delete.html?Itemid=0 https://russianclassicalschool.ru/components/com_jshopping/files/img_products 2 руб. ✔ Товар в корзине Товар добавлен в корзину Перейти в корзину Удалить Товаров: на сумму Не заданы дополнительные параметры КОРЗИНА
youtube com vk com

Биография К. Д. Ушинского

Константин Дмитриевич Ушинский родился 19 февраля (3 марта) 1823 года1 в Туле в семье Дмитрия Григорьевича Ушинского2 — мелкопоместного дворянина, отставного офицера, участника Отечественной войны 1812 года, служившего чиновником. Мать Константина Дмитриевича, Любовь Степановна, умерла, когда ему было 11 лет.

mother

Л. С. Ушинская

После назначения Дмитрия Григорьевича Ушинского судьей в уездный город Новгород-Северский Черниговской губернии вся семья Ушинских переехала на жительство в этот старинный городок3. Все детство и отрочество К. Д. Ушинского прошло в приобретенном отцом небольшом имении так называемом «Урочище Покровщина», расположенном  в четырех верстах от Новгород-Северского на берегу реки Десны.

Первоначальное образование Константин Ушинский получил дома под руководством матери, что позволило ему в 12 лет поступить сразу в третий класс гимназии уездного города Новгород-Северского. В гимназии Константин Ушинский был примерным учеником. Он много читал, часто был инициатором диспутов на различные темы. Как отмечали позже его биографы, он терпеть не мог подхалимства среди учеников и несправедливости некоторых учителей. С особым уважением Константин Ушинский относился к директору гимназии И. Ф. Тимковскому4 и к учителю истории М. Г. Ерофееву. Именно от этих преподавателей гимназист Ушинский узнал о брошюре «Донесение следственной комиссии, направленной в 1825 году против декабристов» и о деле «О политическом вольнодумстве некоторых профессоров и учащихся Нежинской гимназии высших наук».

Temkovsky

И. Ф. Тимковский

Сам К. Д. Ушинский в воспоминаниях об обучении в Новгород-Северской гимназии писал: «Воспитание, которое мы получили... в бедной уездной гимназии маленького городка Малороссии Новгорода-Северского, было в учебном отношении не только не ниже, но даже выше того, которое в то время получалось во многих других гимназиях. Этому много способствовала страстная любовь к науке и несколько даже педантическое уважение к ней в покойном директоре Н-ской гимназии, старике профессоре, имя которого известно и ученой литературе, — Илье Федоровиче Тимковском».

В 1840 году К. Д. Ушинский после окончания гимназии поступил учиться на юридический факультет Московского университета, где слушал лекции блестящих преподавателей, в том числе таких известных профессоров, как профессор истории Тимофей Николаевич Грановский  и профессор философии государства и права Петр Григорьевич Редкин5, который оказал немалое влияние на последующий выбор К. Д. Ушинского заняться педагогикой.

Redkin 1808 1891

П. Г. Редкин

После блестящего окончания университетского курса Ушинский был оставлен в Московском университете для подготовки к сдаче магистерского экзамена. В круг интересов молодого Ушинского, помимо философии и юриспруденции, входили и литература, и театр, а также все те вопросы, которые волновали представителей прогрессивных кругов русского общества того времени, в частности, пути распространения грамотности и образованности среди простого народа.

Ushinsky student

К. Д. Ушинский в студенческие годы

В июне 1844 года ученый совет Московского университета присудил Константину Ушинскому степень кандидата юриспруденции, а в 1846 году он был назначен исполняющим обязанности профессора камеральных наук на кафедру энциклопедии законоведения, государственного права и науки финансов в ярославский Демидовский юридический лицей.

Однако прогрессивные демократические взгляды молодого профессора, его глубокая эрудиция, простота в обращении со своими учениками вызвали недовольство руководства лицея, что в конечном итоге привело к конфликтам с начальством лицея, доносам вышестоящему начальства на Ушинского со стороны руководства лицея и установления негласного надзора за ним. Все это привело к тому, что в 1850 году Ушинский был вынужден подать в отставку. 

Proff of litsey

К. Д. Ушинский, профессор ярославского Демидовского лицея

После своей отставки из Демидовского лицея Ушинский некоторое время зарабатывал себе на жизнь переводами статей из иностранных журналов, рецензиями и обзорами в журналах, а все его попытки устроиться снова на преподавательскую должность оказывались тщетными.

Через полтора года безуспешных попыток устроиться на преподавательскую работу в Ярославле К. Д. Ушинский переехал в Санкт-Петербург, где первоначально он смог устроиться только на должность столоначальника департамента иноземных вероисповеданий Министерства внутренних дел — достаточно мелкую чиновничью должность.

Летом 1851 года, когда К. Д. Ушинский находился в служебной командировке в Черниговской губернии, он женился на подруге своего детства Надежде Семеновне Дорошенко, происходившей из древнего украинского казацкого рода.

Doroshenko Ushinkaya

Н. С. Дорошенко

В ноябре 1854 года, благодаря помощи бывшего коллеги по Демидовскому лицею — директора Гатчинского сиротского института П. В. Голохвастова, бывшего ранее его начальником в Демидовском лицее, К. Д. Ушинский получил назначение в этот институт старшим учителем русской словесности и юридических предметов. Гатчинский сиротский институт представлял собой закрытое среднее профессионально-юридическое учебное заведение, которое находилось под покровительством императрицы. Его задачей было воспитание людей, верных «царю и отечеству» — его воспитанники (свыше 600 человек) предназначались к занятию различных должностей в многочисленных департаментах и министерствах, а применяемые для этого методы славились своей строгостью. Так, за небольшую провинность воспитанника могли посадить под арест в карцер, на прогулку за стены института воспитанники могли выходить только по субботам и воскресеньям. Сам Ушинский так характеризовал позже институтские порядки: «Канцелярия и экономия наверху, администрация в середине, учение под ногами, а воспитание — за дверьми здания». Интересно, что за пять лет своей преподавательской работы в этом учебном заведении К. Д. Ушинскому удалось изменить старые и внедрить новые порядки и традиции в институте, которые сохранялись в нем вплоть до 1917 года. Так, ему удалось начисто искоренить фискальство, доносительство, которое, как правило, характерно для учебных заведений закрытого типа, ему удалось изжить воровство, так как самым суровым наказанием для воров стало презрение товарищей. Чувство настоящего товарищества К. Д. Ушинский считал основой воспитания.

Уже через полгода своей службы в Гатчинском сиротском институте К. Д. Ушинский был повышен по службе и назначен инспектором классов.

Inspector

К. Д. Ушинский, инспектор Гатчинского института

В стенах этого учебного заведения К. Д. Ушинский обнаружил архив одного из прежних инспекторов Гатчинского сиротского института — Егора Осиповича Гугеля6, в котором он нашел, как писал позже сам Ушинский, «полное собрание педагогических книг».

Найденные книги оказали огромное влияние на Ушинского. Под влиянием идей, полученных от прочтения этих книг, он написал одну из лучших своих статей по педагогике «О пользе педагогической литературы». После огромного общественного успеха, который имела его статья, Ушинский становится постоянным автором «Журнала для воспитания». В этом журнале он последовательно публиковал статьи, в которых развивал свои взгляды на систему воспитания и образования в России. В период службы в Гатчинском институте им были написаны также «Три элемента школы», «О народности в общественном воспитании» и другие работы.

В январе 1859 года К. Д. Ушинского пригласили на должность инспектора классов Смольного института благородных девиц, где ему удалось провести значительные прогрессивные изменения. Так, исходя из своего главного принципа демократизации народного образования и народности воспитания, ему удалось убрать существовавшее до этого разделения контингента учащихся на «благородных» и «неблагородных», то есть деления по принципу происхождения девушек из дворянского и из мещанского сословий. Он ввел практику преподавания учебных предметов на русском языке, стал знакомить учащихся с классиками русской литературы и открыл специальный педагогический класс, в котором осуществлялась подготовка учениц для работы в качестве воспитательниц. К. Д. Ушинский ввел в практику педагогической работы совещания и конференции педагогов, а воспитанницы получили право проводить каникулы и праздники у родителей.

in smolny institute

К. Д. Ушинский, инспектор Смольного института

Его сослуживец и коллега по Смольному институту Л. Н. Модзалевский7 так написал в своих воспоминаниях об этом периоде жизни К. Д. Ушинского: «У Ушинского бывали так называемые четверги, в которые собирались к нему все друзья и сослуживцы, кто только пожелает. Тогда К. Д. жил в особом небольшом, но уютном сереньком флигеле, составлявшем частицу как бы целого городка, носившего общее название «Смольного монастыря». В карты не играли, но больше толковали о новостях тогдашней литературы, о современных государственных реформах, бывших тогда в полном ходу и одушевляющим образом действующих в особенности на Ушинского, да и на всех нас; но больше всего говорили и спорили, конечно, о смолянских делах, о программах, методах, о разных педагогических взглядах и системах, которыми в начале 60-х годов интересовалось вообще все образованное русское общество».

Одновременно с преподавательской работой Ушинский стал редактировать «Журнал Министерства народного просвещения». Благодаря ему это официальное издание Министерства просвещения превратилось в прекрасный педагогический журнал, весьма отзывчиво относившийся к новым течениям в области народного образования. Однако из-за столкновения с вновь назначенным министром народного просвещения реакционером графом Е. В. Путятиным он был вынужден был уйти из журнала, который редактировал в течение полутора лет.

Далее у К. Д. Ушинского произошел конфликт с начальницей института М. Леонтьевой8, которая обвинила Ушинского в вольнодумстве, непочтительном отношении к начальству, атеизме и других проступках подобного рода. Однако просто уволить ставшего очень популярным педагога было нельзя. И под благовидным предлогом Ушинского в марте 1862 года удалили из института ― он был направлен на пять лет за границу для лечения и изучения школьного дела9.

За время своей заграничной командировки Ушинский посетил Швейцарию, Германию, Францию, Бельгию и Италию. В этих странах он посещал и изучал учебные заведения — женские школы, детские сады, приюты и школы, особенно в Германии и Швейцарии, которые в то время считались самыми передовыми в части новаций в педагогике.

В 1861 году он написал и издал книгу «Родное слово», а позже за границей в 1864 году ― учебную книгу «Детский мир». В этих книгах для первоначального классного чтения нашли свое отражение основные педагогические идеи Ушинского — требование демократизации народного образования и идея народности воспитания. Фактически это были первые массовые и общедоступные российские учебники для начального обучения детей. Более того, Ушинский написал и издал особое руководство для родителей и учителей к своему «Родному cлову» ― «Руководство к преподаванию по "Родному слову" для учителей и родителей». Это руководство оказало огромное, широчайшее влияние на русскую народную школу. Свою актуальность как пособие по методике по преподаванию родного языка это пособие не потеряло и по сей день. Достаточно сказать, что до 1917 года оно выдержало 146 изданий.

Работая в Петербурге и Гатчине и находясь за границей, К. Д. Ушинский приезжал отдыхать со своей семьей на хутор Богданку Глуховского уезда Черниговской губернии (ныне село  Богданка Шосткинского района Сумской области Украины), где у него был дом. В семье Ушинских было пятеро детей: Павел (1852 г.), Владимир (1861 г.), Константин (1859 г.), Вера (1855 г.) и Надежда (1856 г.). Много позднее, после трагической гибели его старшего сына на охоте, он переехал на жительство в Киев.

family

В середине 60-х годов К. Д. Ушинский с семьей вернулся в Россию. Свой последний главный научный труд, названный «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии», он начал печатать в 1867 году. Первый том «Человека как предмета воспитания» вышел в 1868 году, а через некоторое время вышел второй том. К сожалению, этот его научный труд (третий том) остался незавершенным. В данной работе К. Д. Ушинский подходит к рассмотрению психических явлений на фундаментальной философской основе, не будучи приверженцем какой-либо определенной философской системы, он вполне самостоятельно дал в своем труде ценный психологический анализ цепочки: ощущение прекрасного — чувствование прекрасного — осознание. Также в этом труде К. Д. Ушинский дал обоснование предмета педагогики, её основных закономерностей и принципов. Основа его педагогической системы, нашедшее отражение в многочисленных трудах, — требование демократизации народного образования и идея народности воспитания.

publish11

В последние годы жизни К. Д. Ушинский выступал как видный общественный деятель. Он писал статьи о воскресных школах, о школах для детей ремесленников, а также принял участие в учительском съезде в Крыму. Расставаясь с участниками съезда, К. Д. Ушинский сказал слова, ставшие пророческими: «Скоро настанет время, когда весь русский народ осознает необходимость грамоты. Тогда будет издан закон об обязательном обучении для каждого русского человека. Предлагаю провозгласить здравицу за скорейшее осуществление мечты всей моей жизни: за обязательное обучение в России».

Летом 1870 года К. Д. Ушинский лечился кумысом в Альме возле Бахчисарая. Возвращаясь из Крыма, собирался заехать к своему коллеге и другу Н. А. Корфу10 в село Времевку Александровского уезда на Екатеринославщине, но из-за болезни и большой отдаленности села от железнодорожной станции Благодатной не смог этого сделать. Прибыв на хутор Богданку, он узнал о трагической смерти своего старшего сына Павла. Найдя в себе силы перебороть постигшее его горе, он перевез свою семью в Киев, купив домик по ул. Тарасовской, а сам с сыновьями Константином и Владимиром поехал лечиться в Крым. Но в дороге Ушинский простудился, заболел и остановился в городе Одессе, где и умер11 21 декабря 1870 года (2 января 1871 года).

Похоронили К. Д. Ушинского в Киеве на территории Выдубецкого монастыря.

medal

Примечания

1. Современными российскими исследователями установлено, что Константин Дмитриевич Ушинский родился 19 февраля 1823 года (по старому стилю). Эта дата зафиксирована в заявлении его матери, документах отца, показаниях под присягой повивальной бабки, присутствовавшей при рождении и крещении Константина. Соответствующие документы хранятся в государственном архиве Тульской области. Соответственно? настоящая дата рождения К. Д. Ушинского ― 3 марта 1823 года по Григорианскому календарю (новый стиль). Однако дата 1824 год содержится в Постановлении Совета Министров РСФСР № 398 от 25 июня 1946 года, которым было утверждено описание медали К. Д. Ушинского ― официальной награды Министерства образования и науки РФ. Исследования биографии К. Д. Ушинского предпринимались еще в начале XX века В. И. Чернышевым (впоследствии член-кор. АН СССР), позднее в советское время член-кор. Академии педагогических наук РСФСР (АПН) В. Я. Струминским, и академики АПН  Е. Н. Медынским, Д. О. Лордкипанидзе и др. В результате кропотливой работы в 60-х ― 80-х годах XX века исследователей ― историка-архивиста А. А. Петухова, профессора Ярославского университета А. Н. Иванова и др. в государственном архиве Тульской области были найдены документы, относящиеся к биографии К. Д. Ушинского, позволяющие точно определить его дату рождения. Однако после того, как при подготовке 11-томного издания трудов Ушинского в 40-х годах XX века В. Я. Струминский указал дату рождения К. Д. Ушинского 3 марта 1824 года, она продолжает считаться канонической датой его рождения, и все официальные чествования памяти этого великого русского педагога исходят из этой даты.

Все эти коллизии, связанные с датой рождения Константина Дмитриевича, вызваны тем, что 20 марта 1824 года отца Константина Дмитриевича перевели на службу из Тулы в Полтавскую казенную палату, и только в 1832 году его жена Л. С. Ушинская, мать Константина, смогла приехать в Тулу для оформления метрических свидетельств на своего сына.  К этому моменту священник Всехсвятской церкви, крестивший мальчика, умер, а церковь, будучи кладбищенской церковью, не имевшей прихода, не имела метрической книги. Необходимые документы пришлось получать на основании свидетельских показаний в Тульской духовной консисторсии, чем занимался нанятый поверенный ― местный канцелярист И. Е. Хлебников. Только 8 февраля 1833 года тульский благочинный протоиерей Староникитской церкви Фёдор Русаков на основании свидетельских показаний крестников, повивальной бабки тульской мещанки А. Акимовой и бывшего при крещении пономаря Алексея Сергеева в своем рапорте подтвердил факт крещения и законности рождения младенца Константина 19 февраля 1823 года. Однако консисторсия дополнительно потребовала от поверенного объяснений о местожительстве просительницы и приходе, в котором она состоит. Для ускорения дела отец Константина Д. Г. Ушинский 27 ноября 1833 года дополнительно представил в консисторсию прошение на имя царя с приложением своего формулярного списка, в котором были указаны даты его служебных перемещений. Только после этого с санкции епископа 30 ноября 1833 года родителям на руки было выдано свидетельство о рождении их сына Константина.

Советские исследователи биографии К. Д. Ушинского, настаивавшие на истинности даты его рождения в 1824 году, исходили из предположения, что родители при оформлении свидетельства о рождении Константина в Туле пошли на заведомый обман, указывая дату его рождения годом раньше, чтобы ускорить его поступление в гимназию. Что, однако, с точки зрения современных исследователей не выдерживает критики, так как трудно предполагать, что Д. Г. Ушинский, называя в разных документах точные даты рождения всех своих детей, все время лгал относительно даты рождения Константина.

2. Настоящая фамилия его отца была Вошинский, однако в силу того, что фамилия звучала неблагозвучно, он поменял ее на Ушинский.

3. Город Новгород-Северский известен тем, что это был один из богатейших и красивейших городов Древней Руси, первое упоминание о котором встречается в известном «Поучении детям» Владимира Мономаха. Именно из этого древнего города, столицы Северского княжества, уходил в свой знаменитый поход на половцев князь Игорь.

4. И. Ф. Тимковский родился в городе Переяславе на Киевщине, образование получил в Киевской академии и Московском университете. Принимал активное участие в создании Харьковского университета, в котором работал профессором, доктором права и филологии. Будучи директором Новгород-Северской гимназии (первой гимназии на Левобережной Украине), преподавал в ней латинский язык и русскую словесность; состоял членом Королевского научного общества (в Великобритании) и Геттингенского научного общества (в Германии).

5. Петр Григорьевич Редкин (4 октября 1808 года — 7 марта 1891 года) был выпускником Московского университета и Дерптского университета, в котором продолжил свое юридическое образование. С сентября 1835 года, получив диплом доктора права, П. Г. Редкин был назначен в Московский университет читать энциклопедию законоведения и государственных законов, а в 1847 году получил ординатуру. Несмотря на непродолжительную профессорскую деятельность в Москве ― до 1848 года, П. Г. Редкин завоевал весьма широкую популярность, которая сделала его общим любимцем всего студенчества. С 1863 по 1876 год был профессором и ректором (с 1873 года) Петербургского университета. 

6. Егор Осипович Гугель (1804—1841) родился в Гильдбурггаузене в Германии, пяти лет от роду вывезен в Россию. Был учителем немецкого языка в Инженерном училище, инспектором классов в Гатчинском сиротском институте. Будучи последователем Песталоцци, он со своим товарищем П. Гурьевым осуществил первый в России опыт «школ для малолетних детей». Его «школа» была нечто большее, чем просто среднее между современным «детским садом» и школой. В небольшом домике Гатчинского парка им было собрано десять мальчиков 4-6-летнего возраста не просто для обучения, а для придания «правильного направления в развитии детских способностей». Его двухлетний опыт практической работы был описан позже в первом в России «Педагогическом журнале», издаваемом им со своим помощником и обнаруженным Ушинским. К сожалению, после того, как обстоятельства не позволили Гугелю продолжать дальше свой педагогический эксперимент, он сошел с ума, что надолго предало забвению его педагогические труды.

7. Л. Н. Модзалевский (1837—1896) ― русский педагог. Работал преподавателем русской литературы в Смольном институте. Автор книги «Очерк истории воспитания с древнейших до наших времен» и статей о педагогической деятельности К. Д. Ушинского.

8. Как написала позже о причинах этого конфликта в своих воспоминаниях «На заре жизни» Е. Н. Водорезова, бывшая в ту пору ученицей Ушинского в Смольном институте, а впоследствии ставшая известным российским педагогом и писательницей: «Леонтьева — осколок старины глубокой, особа с допотопными традициями и взглядами, с манерами, до комизма чопорными, придворным высокомерием, с ханжеской моралью, требующая от каждого полного подчинения своему авторитету и подобострастного поклонения перед каждым своим словом, и он, Ушинский — представитель новой жизни, носитель новых, прогрессивных идей, с энергией страстной натуры, проводящий их в жизнь, до мозга костей демократ по своим убеждениям, считавший пошлостью и фокусами всякий этикет, всем сердцем ненавидящий формализм и рутину, в чем бы они ни проявились».

9. К. Д. Ушинским было написано в попечительский Совет прошение следующего содержания:

«Расстройство здоровья заставляет меня уехать за границу на продолжительное время, вследствие чего почтительнейше прошу Совет исходатайствовать мне увольнение от занимаемой мною должности инспектора классов. Но так как семья моя только в мае месяце отправится за границу, то я прошу покорнейше у Совета позволения остаться ей на казенной, занимаемой мною ныне квартире до конца мая месяца текущего года».

Коллежский советник К. Ушинский марта 22 дня 1862 г.

10. Н. А. Корф — русский педагог и методист начального обучения. Работая в должности председателя училищного совета Александровского уезда Екатеринославской губернии на Украине, способствовал открытию земских начальных школ. Автор учебника для учащихся «Наш друг» — как дополнения к книгам К. Д. Ушинского «Детский мир» и «Родное слово».

11. Из медицинского заключения о причине смерти К. Д. Ушинского:

«Страдая хроническим воспалением легких, свойство его долголетнего хронического страдания требовало вместе с хорошими климатическими условиями почти абсолютного воздержания от всякой напряженной деятельности, и я не могу поэтому сомневаться, что именно усиленные ученые литературные работы Ушинского, которыми ознаменовались последние годы его жизни, с медицинской точки зрения были для него пагубны, потому что они истощили его слабые физические силы и были существенной причиной его преждевременной кончины.

Доктор медицины, экстра-ординарный профессор
университета св. Владимира, Шкляревский».

Источник

Яндекс.Метрика