https://russianclassicalschool.ru/ /component/jshopping/cart/view.html?Itemid=0 /component/jshopping/product/view.html?Itemid=0 /component/jshopping/cart/delete.html?Itemid=0 https://russianclassicalschool.ru/components/com_jshopping/files/img_products 2 руб. ✔ Товар в корзине Товар добавлен в корзину Перейти в корзину Удалить Товаров: на сумму Не заданы дополнительные параметры КОРЗИНА
youtube com vk com

Как проводить уроки наблюдения над текстом?

Читать ответ

Отвечает Анастасия Кузнецова, опытная мама.

 

О формате урока

 

Первое, что вызывает затруднение и даже недоумение у неподготовленной мамы, — формат занятий. Основной вопрос — для чего он нужен. Вроде бы есть понимание отдельных частей урока, их смысла, в общем и целом понятно, что урок важный. Но на первых порах трудно увидеть целостную картину, понять всю суть методы, а главное — её эффективность.

 

Между тем, этот урок напоминает работу художника, когда творческий подход сочетается с точностью руки мастера. Как картина пишется не в одночасье, так постепенно идёт работа с учеником.

 

Лёгкими штрихами ложатся на чистый лист сознания первые знания о языке; со временем появляются более чёткие контуры, основные линии, фигуры, краски, акценты, оттенки — и вот нашему взору открывается замысел художника. Коллеги по цеху, конечно, оценят композицию, выбор художественных приёмов, сочетание и глубину оттенков, зададут дельные вопросы об этапах работы над полотном, вникнут в детали, которые видны специалистам. А как же быть нам, неспециалистам, тем, кто в живописи… то есть в преподавании русского языка разбирается мало?

 

Во-первых, отказаться от стереотипов.

 

То, как нас учили в школе, — не единственно возможный формат урока. Привычная разбивка на отдельные темы часто не даёт увидеть целостную материю языка. Поэтому и возникают у нас, взрослых, недоумения относительно формата комплексного урока и его содержания. А дети принимают его очень органично. Другое дело, что преподнести такой урок для самой мамы оказывается сложно.

 

Во-вторых, довериться программе.

 

Элемент недоверия часто мешает. Но стоит понять, что картина уже написана. Более того, ход работы над ней подробно описан в методичках, показан в семинарах, разобран в «Обсуждениях» в группе ВКонтакте и так далее. Его построение полностью отвечает принципам обучения РКШ — природосообразности, культуросообразности и осознанности.

 

Неуверенность же в своих силах — это нормально, если вы не педагог. Надо лишь помнить, что мы не одни на этом пути, что всегда можно задать конкретные вопросы методистам РКШ в «Обсуждениях» и получить на них ответы.

 

В-третьих, понять роль каждой части урока не только в отдельности, но и в совокупности с остальными его частями.

 

Об этом очень доступно написано в статье «О первоначальном преподавании русского языка в русле идей К. Д. Ушинского» в методичке по русскому языку для первого класса.

 

О сложностях с заданиями

 

Нередко родителей пугает, что задания как будто слишком сложные и такое ещё не проходят в параллельных классах в школе. Например, даются достаточно трудные предложения на нахождение главных членов уже во втором-третьем классе.

 

Но, как показывает практика, дети легко справляются с поставленной задачей. Страх только в голове у взрослого, а у ребёнка — познавательный интерес, он учится понимать суть предложения, выделять предмет речи и то, что о нём сказано. Да, это не формальный подход, это не про вопросы «Кто?» и «Что делает?» — это про осознанность.

 

Однако с вопросами тоже возникают сложности. Как научить ребёнка задавать их, разбирая предложение? Готовьтесь к занятию заранее. Учителя не зря пишут конспект каждого урока (раньше писали). Можно потренироваться на ближайших родственниках, прежде чем начинать заниматься с ребёнком. Мои неуклюжие объяснения долгое время даже забавляли родных. Возможно, на первых уроках вопросы будете задавать вы, а ребёнок — только повторять их, рисуя веточки на дереве и приклеивая слова. Но постепенно с опорой на наглядность он будет делать это самостоятельно. Каждый вопрос — веточка, каждое слово — листик.

 

Это получается очень гармонично, и ребёнок сам, не останавливаясь, начинает задавать вопросы. Здесь главное — не споткнуться на первых шагах самой маме, соблюдать баланс между необходимой и достаточной помощью и передачей инициативы ребёнку.

 

Некоторые мамы говорят, что пропускают этап перестановки слов в разрезанной ленте-предложении и начинают сразу работать с деревом. Для меня как неспециалиста было открытием, насколько важно и интересно ребёнку переставлять слова, обнаруживая новое звучание предложения и его интонацию, как можно по-разному сказать одно и то же. То, что для нас, взрослых, очевидно, для ребёнка ещё не открыто. Кроме того, на данном этапе он обнаружит, что нельзя просто смешать все слова, нарушая смысл предложения. Оказалось, что не только первоклашки, но и некоторые ученики второго и третьего класса обычной школы испытывают затруднения в выполнении этого задания.

 

Как научить находить главное и зависимое слово? Этот навык отрабатывается в третьем классе с помощью специального упражнения. Фактически дети уже знакомы с этой работой. Упражнение нужно, чтобы познакомиться с терминами «главное слово», «зависимое слово», которые до этого времени не использовались.

 

О терминологии

 

О терминах у родителей особенные переживания и расспросы, ведь нужно в конце года сдавать аттестацию.

 

На уроках наблюдения над текстом все термины вводятся своевременно, когда это наиболее целесообразно с точки зрения готовности ученика усвоить их. Происходит это очень просто, и объяснения затрагивают самую суть — например, уже в первом классе детям рассказывается, что союз как бы связывает узелком два слова, но сам термин не называется; а во втором классе ученики узнают, что слова «узел» и «узы» — далёкие родственники слова «союз», — и вот уже термин введён.

 

Во втором классе дети получают и начальные сведения о морфологии. Но прежде чем выучить термины, они узнают, что называет каждая из семи частей речи, — например, существительным называется всё, что существует, все слова-названия предметов. Им расскажут и о прилагательном, и о числительном, и о местоимении, и о глаголе, и даже о наречии, не называя их. Дети поймут, может ли изменяться каждая группа слов, и если может, то как. А потом, ближе к концу второго класса, они узнают эти термины.

 

То есть терминология в РКШ вводится, постоянно повторяется и гораздо лучше усваивается детьми из урока в урок, но сроки её ввода не совпадают со школьными.

 

О сдаче аттестаций

 

Больной вопрос — так как же сдавать аттестацию, если термины вводятся позже, чем того требует ФГОС?

 

Но мы ведь с вами здесь не про «сдать», а про «знать».

 

Действительно, наши дети знают глубже, но могут показать на аттестации худшие результаты, чем обычные школьники. Но тут у меня возникает встречный вопрос к мамам: что для вас важнее — реальные знания, неспешное глубокое погружение в предмет или галочки на аттестации и пятёрки в справке о переводе в следующий класс? Ну не пятёрка — и что? Сдали и забыли. К концу четвёртого класса вы придёте с завидным багажом.

 

Бывает, что трудности возникают не из-за наших «мамских» сомнений, а из-за пробелов в собственных знаниях или недоумении, как выполнять конкретное упражнение. Я, допустим, со скрипом вспоминала словообразование. До сих пор помню второй класс: что изменилось — форма или смысл?.. Конечно, форма! Форма моих глаз — они стали круглыми. Морфологический диктант для меня — вообще тёмный лес. Но постепенно тьма рассеивалась, и мы шли вперёд вместе с сыном (совместный рост, кстати, — это, пожалуй, самое удивительное и замечательное, что есть в семейном образовании).

 

А если серьёзно, то в подобных затруднениях без сомнений заходите в «Обсуждения» группы РКШ и задавайте вопросы, где вам ответят профессионалы. Это очень вдохновляет, потому что на СО иногда кажется, что ты совсем одна. А это не так.

 

Первое время многих пугает большое количество заданий из разных частей языкознания. Часто приходится слышать, что мама не понимает, зачем столько всего и сразу, разве можно это всё освоить. Можно и нужно! Да, это небыстро. Да, нужно вникать. Но помните про картину, про доверие программе, про постепенное проявление замысла художника? Если банально не хватает времени, то это нормально для непедагога. С опытом придёт и понимание того, как надо построить урок, чтобы времени хватало, и ребёнок настроится на формат занятия, станет отвечать быстрее и точнее. А пока наберитесь терпения.

 

Об устной работе

 

Ещё один вопрос, который часто задают: эффективна ли устная работа, не проще ли научить детей разным видам письменного разбора? Наверное, проще. Только это будет уже не РКШ. Далее отвечу словами К. Д. Ушинского:

 

«Письменный разбор как вещь совершенно бесполезную мы советуем решительно исключить и заменить его другими письменными упражнениями, заключающими в себе более смысла и занимательности для учащихся».

 

Устная же работа на уроках наблюдения над текстом эффективна, потому что осмысленна.

 

***

 

Завершить я хочу ещё одной важной цитатой К. Д. Ушинского: «Голова, наполненная отрывочными, бессвязными знаниями, похожа на кладовую, в которой всё в беспорядке и где сам хозяин ничего не отыщет; голова, где только система без знания, похожа на лавку, в которой на всех ящиках есть надписи, а в ящиках пусто. Истинная педагогика, избегая обеих крайностей, даёт ученикам прежде материал и по мере накопления этого материала приводит его в систему».