Я. Медведев, Тюменская обл., г. Тобольск

Ноябрь 2017 г.

 

Я студент 5 курса Тюменского государственного университета. Пришёл в педагогику по призванию. Я единственный мужчина на курсе, но меня это нисколько не смущает. Ещё в детстве я поставил себе цель — стать педагогом начальных классов.

Когда я стал проходить практику в школе, мне было больно смотреть, как сейчас издеваются над детьми. Мне приходилось заниматься по Виноградовой, по Занкову, по программам «Планета знаний» и «Школа России». Программы хаотичные, на уроках с одного резко переходим на другое, потом возвращаемся к старому материалу, когда дети уже всё забыли. Ребята устают, внимание рассеивается — это программы так составлены. Конечно, можно выбрать из каждой что-то получше, но всё равно это будет лучшее из худшего. Я могу уже из собственного опыта сказать: современный ученик школу не воспринимает, не любит. Я уже и не знал, как буду работать педагогом.

Нас вдохновила наш университетский преподаватель математики — она показала нам презентации и ролики Русской Классической Школы, рассказала о самой программе, учебники принесла. С первых минут я влюбился в эту программу, начал смотреть, узнавать, и как только возникла возможность приехать на семинар, примчался на всех парах.

В РКШ всё понятно, доходчиво, доступно. Три дня семинара пролетели на одном дыхании. Самое главное, что благодаря этой программе у ребёнка возникает интерес, закономерный интерес к учёбе, природосообразный. Я уже вижу, как мои ребята будут с удовольствием учиться. А сам я теперь понимаю, что вообще произошло в системе образования. В моём сознании всё встало на свои места, особенно после второго дня семинара, когда мы узнали, каким чудовищным экспериментам подвергалось наше образование, и самое главное, что эти эксперименты продолжаются. По десятибалльной шкале наше современное образование находится на уровне единицы! Но я в этом участвовать больше не намерен. Попытаюсь организовать в обыкновенной общеобразовательной школе классы РКШ, как это сделано в Крыму и в Москве. Если не получится, то пойду преподавать в тобольскую православную школу, где детей учат по этой программе. Русская Классическая Школа — это спасательный круг.