5 класс. Место древнерусской литературы в курсе словесности. «Слово о полку Игореве»

До середины XIX в. литературные памятники Древней Руси не входили в гимназический курс, поскольку русская школа была ещё в процессе становления. В первой учебной программе 1852 г., разработанной А. Д. Галаховым и Ф. И. Буслаевым, эти произведения заняли особое место и составили довольно обширный раздел. Он включал такие значимые памятники словесности, как «Русская правда», «Повесть временных лет», образцы церковного красноречия, созданные митрополитом Илларионом, Кириллом Туровским, «Поучение Владимира Мономаха», «Слово о полку Игореве», «Хождение игумена Даниила», жития святых, духовные стихи, апокрифы, «Сказание о Мамаевом побоище», «Путешествие Афанасия Никитина», «Стоглав», «Домострой», переписка Иоанна Грозного с Андреем Курбским, творения Симеона Полоцкого, Димитрия Ростовского, школьная драма, переводные повести западного происхождения...

«Программа русского языка и словесности» предполагала знакомство с «духом знаменитых писателей древних». Славянофил С. П. Шевырев определял за этим курсом цель «выработать русский образ мыслей о воспитании, который приходился бы к нашей почве, истекал бы из сознания русской жизни».

В советское время, по известным причинам, древнерусская литература была изгнана из школы. А в современных курсах она представлена очень скудно, практически пятью произведениями; экзаменационное — только «Слово о полку Игореве».

А ведь древнерусская литература — это литература великорусской народности, постепенно складывавшейся в нацию. Это корни нашей культуры, духовности в целом. В курсе РКШ древнерусская литература обширно представлена таким подбором материала, который позволяет детям в течение шести лет опосредованно воспринимать отечественную историю с момента принятия Русью христианства до ХVII века.

Через контакт с Византией Русь соприкоснулась с библейскими и эллинистическими истоками, которые являются общими и для европейской семьи культур. Читая отрывки летописей, житий, проповедей, дети понимают, почему древнерусский человек ощущал себя эхом вечности и эхом идеального минувшего, воспринимал историю Древней Руси «влившейся» в историю мира, в библейскую историю, как такое восприятие выразилось в монументально-историческом стиле наиболее древних памятников русской словесности. Период феодальной раздробленности внёс в литературу сильную струю злободневности, которую дети обнаруживают, читая «Слово о полку Игореве», «Притчу о человеческой душе, и о теле...» святителя Кирилла Туровского... После освобождения от татаро-монгольского ига наступил новый период. В это время в православии активно развиваются аскетизм, молчальничество, практика уединённой молитвы. Это повлекло изменение отношения к чтению. Наряду с духовной и деловой письменностью появляется множество келейных книг и библиотек. Индивидуальное чтение вызвало интерес к познавательным жанрам, образцы которых изучаются детьми. Период централизованного Русского государства, идея «Москва — третий Рим» потребовали нового жанра — хронографа. Представлены также произведения, отразившие драматичную эпоху церковного раскола, потрясающее душу «Житие протопопа Аввакума».

Вместе с постижением такого значимого этапа отечественной словесности дети, читая произведения древнерусской литературы, наблюдают за развитием самосознания русского средневекового человека: открытие им внутреннего мира, перемещение внимания на человеческую личность, рост индивидуального сознания, отразившийся в формировании жанра автобиографии. Если раньше книжник считал себя посредником в передаче открытого ему Богом, то в дальнейшем писательская деятельность стала восприниматься как сотворчество с Богом, появилось собственное мнение, толкования. Затем литературный труд стал восприниматься как личное дело писателя, а талант стал осмысливаться как божественный дар. Эти закономерности наглядно усваиваются детьми через чтение памятников русского Средневековья.

Также учащиеся выявляют главнейшую черту древнерусской словесности: отсутствие вымысла. Люди долго видели в письме чудо. Основной добродетелью пишущего было смирение, умаление собственных сил. Летописцы сохраняли все созданные ранее писания в неизменном виде, боясь солгать и дать за это ответ Богу на Страшном суде. Писать церковнославянским языком — языком Богообщения — можно было только о правде и истине.

Роль церковнославянского языка в формировании высокого стиля русского литературного языка демонстрируется на отрывках церковнославянских текстов, данных на русской букве и передающих аутентичность звучания.

Начальный фрагмент из «Слова о полку Игореве» включён на древнерусском языке. Ударения в словах расставлены в соответствии с книгой А. А. Зализняка «Древнерусское ударение. Общие сведения и словарь» (Москва : Языки славянской культуры, 2014).

Послушайте этот отрывок из «Слова о полку Игореве» в исполнении ученика 10 класса Тимофея Алтушкина.